АЛЛА

Где боль, там и правда

Народная примета

 

Ровно год, как схоронил я сестру. За это время лишь укрепилось желание записать немудрящую судьбу, которая постепенно исполнилась глубокого гармонического смысла. Кажется, самому мне будет легче в свой черед умирать.

Родство наше седьмая вода на киселе, однако дальние родственники на практике нередко оказываются ближе единоутробных. Нас с Аллой свела PERESTROYKA, когда все казалось можно; далеко не все, правда, из того оказалось полезно, да кто ж смолоду предпочтет полезное соблазнительному?!

Меня выручил отец. Когда мой кризис назрел, родитель выступил в роли опытного помощника в его разрешении. Не скажу, что все получилось легко и просто. Доверился я ему по той нехитрой причине, что повзрослел, набил шишки, отчаялся иных спасительных вариантов не находил, а пропадать все-таки не хотелось.

Сомневался ли я в выборе? По крайней мере, увидав, как жестко выхватила болезнь Аллу из суеты, как хлипки оказались бытовые узы, сопроводив ее в болезни до самого конца и с удивлением обнаружив, сколь немного поняли с того гораздо более близкие ей по крови, чуть не тотчас возвратившиеся к прежнему обывательскому расписаньицу, люди, утвердился: с ними мне точно не по пути. А ведь именно таких нормальное большинство! Нет! если в чем и ошибся, так не в том, что отказался от старой дороги, а что неокончательно отказался, вихляю.

Алла сама долго пыталась жить как все, то есть как из всех лучшие. Коль вдуматься в само слово пыталась, пытка: она именно, что мучилась; все-то искала и все где-то не там. С родителями повздорила: обвинив в недостаче любви, внимания, материальной помощи какой-то, уехала в тогдашний криминальный Петербург. Как у евангельской самарянки, у нее перебыло не меньше пяти мужей, и последний ее якобы муж, был питерский бандит, вскоре погибший на кровавой разборке. При жизни он Аллу бил, унижал, далеко не отпускал от себя, забавляясь, как кошка с мышкой. Погиб вздохнула облегченно, но это оказалось лишь началом следующего этапа мытарств. Ведь людям ад приоткрывается уже на земле. В этом смысле существование католического Чистилища, пожалуй, можно принять и православному. Получается, что путь в Рай лежит через ад. Земной ад. Духовные метания моей двоюродной сестры совершались вне церковной ограды, Вера отцов была для нее до поры закрыта.

Ну и характер был у нее! Случалось, от общения с ней уклонялись даже собственные родители. Помню, вызвалась помочь мне купить ботинки на выход, я тогда в Питер на руководящую работу определился. В Апрашке продавец-вьетнамец вознамерился было привлечь внимание к своему товару Алла на него так рявкнула! И в автобусе у мальчишек наушники из ушей за провода выдирала, за тишину ратуя, хотя, дело прошлое, сама прежде музыку врубала на полную катушку.

Да, с ней бывало рядом неуютно. Конфликты, психологические разборки, претензии, умствования. При том добрая она была, Алка! Не вяжется? В сердце у нее был Ангел, а на языке бес. И это не образное выражение: ей подлинно бес был такой попущен. Для смирения. Смирения собственной злобой. Страшный вариант. Я о таком тоже ведаю не понаслышке.

Помнится, в детстве, в пионерском лагере в выходные дни, мы проводили у въездных ворот волнительные минуты, дожидаясь приезда родителей. Однако были немногие, кому некого было ожидать, и удивительно! они даже не были явно раздосадованы; привыкли, наверное, вели себя спокойно, оживляясь разве, когда угощались нашими гостинцами. Есть одна жизнь, есть жизнь другая вот и все! Ничего будто страшного.

Я их жалел. Но моя судьба так же сложилась позднее: мне сделалось некуда, не к кому особенно спешить, причем ответы на многие важные вопросы мне подсказало одиночество. И Алла больше была одна, хотя жила в большом городе, и жизнью большого города, отчего в ней не мог не возникнуть такой как бы раздрай, внутренний конфликт неопределившегося человека тяжкий, но вовсе не безперспективный. Ведь, если возникает проблема, разумный человек ищет ее разрешения. Алла искала, только до поры не находила.

Так получались сплошные закавычки. Новая русская, интеллигентка сельских кровей, с природной крестьянской жилкой она пыталась совместить несовместимое: жить душой, и в бизнесе преуспеть; чтобы и в моде ориентироваться, и духовно быть на высоте в церковь пыталась заходить, но ей логично предпочла более социальный Хаббард. Куда и нас звала восторженно:

Слушайте, так мне там помогли! Я теперь на все смотрю другими глазами!

Это точно. Только Хаббард не стал ей помогать с жильем в Питере. Сестра же очень хотела отдельное жилье, до рукоприкладства изпортив отношения с соседями в теткиной коммуналке эта история с насмерть отравленным котом (неужели Алка правда его отравила за то, что он будто бы гадил под дверь ее комнаты?), с телефонной проводкой (соседи обрезали ей провода после того, как она обрезала им битва за Интернетный трафик). И Алла была готова идти куда, на что угодно, только бы то отдельное жилье получить. Так, по меркантильным соображениям, забрела в нашу Неупиваемую Чашу, на Цветочную, прослышав, что отец Иоанн Миронов настоящий волшебник! Если у него благословиться, все-все получится! Даже квартира в Питере, и даже в условиях перегретого рынка жилья.

Батюшка тогда на нее поглядел, губами пожевал и сказал неожиданное: Тебе бы домик в деревне! Но Алла уперлась: Благословите на долевку!

Дай Бог памяти. Значит, я в Питере жил, когда у нее квартирный вопрос затеялся это две тысячи третий, две тысячи четвертый, так... Потом я в Новгород вернулся, и примерно через два года! у Аллушки уже квартира выстроилась. Две тысячи седьмой, получается. И вот, еще через пару-тройку лет, Аллушка занедужила. Раком ободошной кишки с метастазами. И это, когда казалось бы, живи да радуйся!

Она боли боялась. Умирать, конечно, тоже не хотела, но больше всего Алла боялась боли. И мне ее было сильно жаль, потому что она оказалась в своей новой, вымоленной квартире со своим мучительным, противоречивым характером-лозунгом: оставьте меня в покое, и не бросайте меня одну И было ей уныло страшно. Но, покуда, не больно.

Я, год прожив в деревне и намереваясь жить так дальше, проводил эксперименты на зиму снова отправился в Питер с целью подзаработать: устроился в стройгруппу разпоследним подсобником. А у Алки дела уже вовсе худые были, все закрутилось стремительно, еще быстрей, чем начиналось.

И мы с ней беседовали по телефону. Много беседовали; я хоть ее характера боялся, хоть побаивался плотного общения с умирающим человеком, но больше боялся оказаться предателем. Когда рядом страдает человек, мысли собственные становятся глубже и чище: уже не так отвлекаешься на вещи второстепенные, лучше сознаешь их невысокую цену.

Я себя здесь и поругаю, и похвалю. Все же, как ни крути, я ей даже не двоюродный, самый настоящий брат получился. Были у нее подруги светские львицы, приятели светские пудели и коты: проведывали даже может, чаще, чем я, бодрились, иногда вывозили на прогулки загородные. Я сильно им благодарен за внимание, они не бросили Аллу, однако, один ее приятель бывший юридический начальник, уже незадолго до смерти признался Алле, что ей досталось от его подруги, желавшей заполучить его бизнес и не побрезговавшей колдовством. Правда это? может, эмоциональный бред серебряного века? но едва ли то, что хочется и нужно слышать умирающему человеку. Вот она мне и звонила, писала, советовалась. А я старался говорить, и говорить не от себя. От себя мне нечего было сказать, я ж в такой ситуации не бывал. Но она, при ее-то горячности, меня ни разу не попрекнула, дескать тебе легко говорить! Значит, я сильно лишнего все же не сказал. И она знала, что я бывал в разных других переплетах. И, наверное, нас сблизило то, что я не от мiра сего её уже то, что от мiра и не пользовало

Существует зло: блуд, прелюбодеяние, лихоимство и иные пороки, достойные величайшего осуждения и наказания. Но существуют, или лучше сказать, называются злом: голод, мучения, смерть, болезнь и пр. Это не есть зло, а только называется таковым. Если бы это было злом, то не было бы причиной добра Иоанн Златоуст.

Я днями прочитал эту Святоотеческую мудрость. Жаль, не тогда, не раньше: я бы с тобой, Аллушка, обязательно поделился. Прости, много не сказал важного: что-то приходит на ум лишь теперь. И до сих пор, бывает, заговорю с тобой, с отцом, но это вам теперь впору меня утешать и поддерживать. Я здесь. А вы Там. И поддерживаете. И утешаете.

Вот, в трудную такую минуту наткнулся в электронной почте на старую цепочку нашей с тобой переписки. Все-таки, Интернет штука местами не безполезная. Перечитываю, и сам проверяюсь: помог я тебе хоть чуточку? Не предал? Не струсил? Не наврал?

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПЕРЕПИСКА

 

Есть болезни, на излечение коих Господь налагает запрет, когда видит, что болезнь нужнее для спасения, чем здоровье. Не могу сказать, чтоб это не имело места в отношении ко мне.

Св. Феофан Затворник, Болезнь и смерть, письмо 1018.

 

 

Лето две тысячи десятого года, необычно жаркое: я безотлучно увяз в Окуловке, устроившись сторожем на здешнее предприятие. Думал, график дежурств позволит мне мотаться в Заручевье, однако ошибся. Не успевал. Смирился, помня отцовское установление: Устроился на работу не бегай, год работай! Благо, служба давала мне возможность читать и писать. И ближе знакомиться с провинциальным бытом, вчерашними людьми. Не все здесь так просто, но утвердился на принятом: лучше грубый простец, чем вежливый подлец. На проходной слышал много мата, меня обкуривали табачным дымом, работники ночной смены норовили смотаться за водочкой, заводили надоедные разговоры за неблагочестивую жизнь искушений хватало; однако, хорошо ли плохо ли преодолев их, я оборачивался на день вчерашний и сознавал нормалек! Перемелется мука будет!

Но эта пятидесятидневная жара! Большим облегчением было, трудно дождавшись захода солнца, из поливального шланга облить и себя, и асфальт возле проходной. Озорные девицы со второй смены сами с мокрыми после душевой волосами, просили полить заодно и их, с визгом и хохотом норовя выпихнуть под тугую струю своих подружек и прячась за их спины. Потом я встречал малочисленную смену ночную, выдавал им ключи и уже безопасно утверждал на стол свой видавший виды ноутбук.

Так проходили рабочие дни за домашними ночами, за рабочими ночами отсыпные дни. Наконец, с середины августа пошли дожди, красные цифры на табло над проходной вместо аномальных тридцати трех тридцати пяти градусов стали показывать восемнадцать, а ночью даже всего только пять, на сердце завелась предосенняя томительная грусть, а в электронной почте, среди прочих посланий, я обнаружил от сестры Аллы первое послание.

19 августа 2010 г. 22:51

В теме указано: Занудное письмо

Привет, родня! (саркастическое мое тогдашнее поименование, здесь и далее курсивом мои примечания) Вот, отчитываюсь о проделанной работе. В эту среду наконец дождались О.Иоанна (из летнего отпуска). Как понимаешь, подойти к нему не проще, чем к президенту. Мафия (охрана) не подпускает, люди с улицы и мечтать не могут получить благословение (Аллушкино преувеличение, хотя отчасти небезосновательное). Ну, что же! батюшка один, старенький, устает Напомню, батюшка в мае говорил относительно меня, мол: пусть делает облегченную химию, как у Натальи (прихожанка с Цветочной). Наталья была за пределами Питера, поэтому узнать смогла только в эту среду. Она меня к батюшке и подвела перед исповедью. Он сказал, что помолится. После трапезы мы снова поджидали его возле кельи. Он ничего не сказал, как бы проигнорировал, на что все сказали: это тоже что-то значит (дескать, пока нечего сказать). Сегодня, после Литургии, мы с Натальей вновь попытались. О. Иоанн посмотрел на нас и сказал : Наталья знает, что делать. Вот и все. Таким образом, он дважды сослался  на Наталью. Ее батюшка в свое время благословил сделать только одну химию (врачи назначили три). Она ослушалась сделала две. Мне предполагается делать 9-12 химий. Я сделала только две. Цикл между химиями по стандарту лечения 14 дней, т.е. если начали делать первого числа, то следующая должна делаться 14-го, а потом 28-го и т.д. У меня после первой химии кровь к назначенному сроку для второй химии не восстановилась, поэтому химичили меня с огромной просрочкой в три недели. После второй химии к назначенному сроку  кровь также не восстановилась. Начало лечения было назначено на 3 августа, до настоящего времени оно не проведено. Возможно, только к понедельнику кровь на место встанет. Вот у меня мозги и вздыбились; если делать как у Натальи, то я уже все сделала. Как быть? не знаю. Мы с Галиной рассудили, что третью все же сделать надо, а там снова к батюшке на поклон? Ты меня извини за такие подробности, но я хотела бы от тебя услышать совет. Что скажешь, как оценить слова батюшки? С Праздником!!!

Исаева Алла.

Я уже знал, что Алла больна. И Алла знала, что я знаю, хотя сама мне прежде ничего толком не говорила неужели сродники не доложат? да в лучшем виде! И я отчасти чувствовал свою как бы ох, не люблю это нынче популярное словечко! но все же как бы вину, которую заработал, когда ответил мамушке Аллы тете Гале на ее очередную жалобу про злую дочь примерно следующим образом: Похоже, Аллушка будет спасаться скорбями. Не пришлось бы ей поболеть!

Не хочу здесь показать свою проницательность, а скорее ее стыжусь. Ибо я не столько сочувствовал, сколько судил. А, как говорится, чем осудишь, тем и покаешься.

Мои ответные письма, страшусь, не были бы восприняты, как фарисейское мудрование. Ведь когда спрашивают, надо отвечать, а когда просят утешения, надо пробовать утешить так, как считаешь наилучшим. Я утешал так, как мог, стыдясь и опасаясь только одного фальши. Фальшь больные и страждущие люди ощущают четко. И лучше им потом в глаза не смотреть.

20 августа 2010 г. 18:55

Здравствуй, моя сладенькая занудочка! Рад получить от тебя весточку. Совет тебе давать не дерзну, ибо боюсь войти в противоречие с любым из вышеуказанных советчиков, особенно с Натальей. Попробую только тебе вот что посоветовать, Аллушка, по секрету. Учти, способ этот нельзя применять часто и прежде обязательно следует хорошенько помолиться. Это способ владыки Мануила Лемешевского, прибегают к нему в крайней необходимости, когда не с кем посоветоваться. Итак.

Все свои имеющиеся разумные варианты запиши на отдельные бумажки. На каждой поставь восьмиконечный крест. Положи их, перемешав, за икону Спасителя или Богородицы, можно это сделать в храме, выуживая бумажку из кармана. Как следует помолись в твоем случае, я думаю, у тебя получится. Скажи: Господи, да будет Воля Твоя. Я вытаскиваю этот жребий, как Твою Волю и исполню ее в любом случае. Не дай надо мной посмеяться бесам!

Результат ты обязана исполнить в точности. Это непременное условие такого православного жребия.

Мужайся, женщина! И, надеюсь, что тебе уже открылась светлая сторона Православия? (Алла, как многие другие, мне нередко пеняла, что ей нравятся другие религии и не нравится Вера отцов за ее якобы мрачность) У нас с тобой, сестра, нет никакой другой надежды. Только эта. Настанет время, когда мы все будем белые и пушистые, у нас ничего не будет болеть, и мы все будем вместе навсегда. Там будут и бабушка Маруся, и баба Тоня, и все самое лучшее, что было в нашей жизни. В Раю ни в чем нет недостатка. А пока надо потерпеть, мужаться, оставаться людьми. Боль мешает спать, но не мешает думать. Попробуй обособить дух от больного тела. Духу повредить ничто не может. Ощути его в себе, терпи и молись. Извини за высокопарности, за этот маленький митинг. Но тебе, думаю, обычные сентенции малоутешительны.

Молимся за тебя по несколько раз на дню и никогда не забываем.

Братан

Написав письмо сердечно, а не по уму, уже тиснув кнопку отправить; я его несколько раз огорошенно перечитал м-да, как-то жестковато получилось; пошел, немножко еще позанимался стройкой осваивал новое ремесло, крыл крышу оцинковкой на нашем с Юрием Николаевичем молитвенном домике. Такое мое занятие показалось мне созвучным только что исполненному да, кажется, впрямь жестковато сработал жестянщик! После вечернего правила не удержался, снова влез в компьютер, где уже лежало письмо ответное. Не обиженное.

20 августа 2010 г. 22:32

Привет, Андрюшка! Слушай, боюсь показаться тупой, но я запуталась еще больше. Дело в том, что батюшка уже дважды указал облегченный вариант лечения. Вроде, как ослушаться нельзя так все говорят. Я ведь шла к Старцу, чтобы услышать волю Бога.  А я будто занимаюсь ревизией его слов: как так?! у Натальи-то что-то простенькое было, у меня же совсем другой вариант, и лечение серьезнее предполагается. То есть, как бы не доверяю, что ли! Тогда зачем было спрашивать?! Так вот, мой вопрос касался оценки батюшкиной реакции на мое обращение. Если бы не обращалась к Старцу, то способ, о котором ты пишешь,  вполне уместен. Я, кстати, его знаю давно. Но пользоваться опасалась по неверию, наверное. А ты говоришь, что вытянутое по жребию исполнить следует обязательно. А батюшку проигнорировать? Конечно, решение принимать мне. Просто, ты-то как относишься к словам батюшки? Его ведь почитают за Старца, который глаголет волю Божию, поэтому и ослушаться его нельзя. Наталья-то ничего не придумала, и не она мне модель поведения излагает. Может, я чего-то из твоих слов не поняла? Ты уж напрягись, мне понятнее изложи. Буду ждать. До связи.

Исаева Алла

Я успокоился, но ответ сразу писать не стал из опасения влезть в слишком плотный диалог, где могут случиться сюсюканья, дамские истерики и всякие разные интеллигентские излияния. Ты уж меня прости, думаю, сестрица, но я выдержу паузу. Небольшую. А насчет того, что батюшка тебе невнятное говорит, так ты, сестрица, сама виновата. Уж это-то мне доподлинно известно. Я помню твои смелые высказывания по поводу старчества и Православия вообще. Надо мне подумать как тебе это дать понять и деликатно, и внятно

21 августа 2010 г. 15:23

Привет! Рад, что ответственно относишься к словам Старца. Я о. Иоанна за такового почитаю безусловно, в чем не раз убеждался, правда, иногда не сразу, а чуть погодя, когда открывалось более глубокое понимание его благословения или совета. А свой совет я тебе дал, неверно уяснив твое письмо. Я думал, ты не сумела разобраться толком в его указании: Наталья знает, что делать... Если ты четко уяснила себе его благословение, то незачем искать другие варианты. Тем паче, ты тоже ему доверяешь.

Неоднозначное поведение батюшки могу объяснить так (уж прошу прощения): у него есть резоны полагать, что ты не сможешь исполнить его указание (совет, благословение). В таких случаях мудрые люди могут вести себя уклончиво.

При том хочу уточнить то, что ты и сама, наверное, знаешь: Старцы не оракулы, что прорицают будущее или повелевают стихиям. Выражаясь нашим языком, у них лучше развито подсознание, а, если по-церковному у них чище, естественнее натура, они чувствуют духовно (тут уж я прошу прощения за слабое освещение сути старчества и сам невежествен, и к Аллушке на язычок угодить боялся). То, что батюшка тебе говорит он говорит по наитию. Если он уклоняется, то, возможно, у него такое наитие в отношении конкретного человека отсутствует или слабо выражено. Почему? Может, человек этот от него сам закрыт, или он чувствует наличие в нем некоторых враждебных сил. Это моя слабенькая трактовка, за которую прошу извинить. Но, в любом случае, с риском тебя раздражить, хочу напомнить тебе твои не так давние искания в других мистических сферах. Это не могло остаться без последствий. Потому, возможно, у батюшки в отношении тебя получается пробуксовка. Что делать? Исполнять, что он говорит, и действовать в соответствии с евангельским род сей изгоняется постом и молитвой. Наверное, ты сейчас не способна поститься в отношении пищи по болезни, но в остальном, в самом главном, ты пост соблюдать вполне можешь меньше раздражать и раздражаться, читать Святоотеческую литературу; нужно подобрать то, что тебе будет близко и понятно, не стоит замахиваться сразу на высшую духовность. Есть простые, хорошие книги, например Откровенные рассказы странника духовному своему отцу, Божий посох Митрополита Вениамина Федченкова, замечательная проза Ивана Шмелева Лето Господне, Богомолье и др. Ни в коем случае не следует поддаваться унынию, хотя это не просто в твоем положении. Но нужно настраиваться на бойцовский лад, при том одновременно на смиренный.

Я повторюсь, что в принципе не имею права давать тебе указания, что надо делать, ибо сам нахожусь в лучшем положении. Но от моего молчания проку будет не больше. Да и мое лучшее положение, не сочти за дурное кокетство, вещь весьма относительная. Просто вопрос не стоит так остро, а бед самого разного свойства хватает с избытком. Наша жизнь только держись!

Что касается молитвы. Упомянутые Откровенные рассказы наилучшим образом тебе дадут ответ. Найти эту книгу можно попытаться в магазине Слово на Малой Конюшенной подвальный магазинчик напротив Казанского собора. Или взять в библиотеке на Цветочной. Когда умер отец, я сильно унывал, а он мне тогда во сне сказал: Старайся мыслить глубже... И молись! Причем второе было сказано с упором, как главное, никогда не должное прерываться действие.

Молиться мы не умеем, это факт. Но одна из первых и самых простых молитв: Господи, научи меня молиться!

Есть такая молитва интеллигента, молитва из советских времен. Вот она:

Господи, открой мне Истину Твою Святую! повторить 3 раза

Господи, вразуми меня и наставь в мыслях моих! тоже повторить 3 раза

Господи, помоги мне покаяться! то же самое.

Наша беда нам не покаяться. Мы убеждены, что не так и грешны. Приведу тебе простенький пример из нашей с тобой жизни. Совсем недавно мы со смехом пускали дым в лицо людям, которые делали нам замечание. А теперь мы чуть не с ненавистью относимся к тем бедолагам, которые пребывают в нашем тогдашнем состоянии.

Но ведь это цветочки по сравнению с нашими другими грехами. В моей жизни было много предательства, много блуда, много безалаберного отношения к поступкам, которые больно отзывались на окружающих. Я обижал старших сродников, невнимателен был ко всем остальным. И теперь не хватает сил резко перемениться. Одно точно знаю я больше не хочу быть дерьмом. Вот тебе упрощенная трактовка, отчего люди приходят ко Христу! Не от слабости, а от нежелания быть хуже скотины. Такая жизнь лучше и не жить.

Напоследок повторюсь: если у тебя хватит силы и Веры, исполняй, что говорит батюшка, старайся вникнуть в его слова, даже если они маловразумительны сейчас для тебя. Господь зачтет тебе даже такое делание; даже ошибочное понимание Он не поставит в вину. Недавно прочитал у Игнатия Брянчанинова, что если у нас что-то украли, а мы сумели отнестись к этой утрате благодушно, потеря вменяется нам в милостыню. Представляешь?  будто ты эту штуковину пожертвовал бедняку!

Поэтому, спокойствие, только спокойствие. Я не раз уже убеждался когда сумеешь правильно воспринять любую беду, уже здесь получаешь награду, спустя время. Нужно только потерпеть. Нужно только потерпеть. Нужно только потерпеть. Понимаешь?

Андрей

Потом вышла более продолжительная пауза: меня самого посетили скорби; и я, честно говоря, призабыл про больную сестру, в глубине души определившись на счет собственных высказываний подобно малодушному Пилату: Что сказал, то и сказал! У Аллы ведь не всегда хорошее, мирное настроение бывало чаще наоборот. И я теперь почти уверенно ждал какой-то электронной шпильки в довершение собственных бед, но вышло иначе и слава Богу!

29 августа 2010 г. 18:19

Привет! У нас в семействе пополнение. 27 августа у Вадика выродился сын. Ура!

Исаева Алла.

30 августа 2010 г. 20:20

Поздравляю весь Ваш род флотсковский. И тебя, тетушка Алла! Жизнь продолжается!

 

Опять пауза. А я уже осмелел, и сам возпрял. Да и на дежурстве, делать особенно нечего, вдохновения же на литераторство не было.

 

14 сентября 2010 г. 22:22

Как-то там Аллушка поживает?

Что у нее за настроеньице, у хорошей?

 

Почти тут же телеграф отстучал. Санкт-Петербург, проспект Просвещения. В уездную Окуловку. Юстас Алексу.

 

14.09.2010 23:23

Привет, перехватила твое письмо. Можешь меня поздравить с присвоением высокого звания инвалида 1 группы. Ура. Я как получила сей диплом, сутки не могла в себя придти. Как-то неприятно и неоптимистично звучит. Стыдно кому сказать. Как ты поживаешь? Поди грибы косой косишь, ведь живешь ближе к природе. Я и то нынче дважды по грибы шастала. Правда у нас в Комарово (где я была) на каждый гриб три дачника. Даже в болото, было дело, провалилась, во как! Хочу в Новгород с племянником познакомиться, на дачу съездить. Все болячкины дела не пускают. Ну ладно, спать пора, завтра у меня ранний подъем. До связи!

 

 

15.09.2010 08:30

Привет, Аллушка! Прежде чем поздравлять, хочу уточнить а ты самой крутой степени инвалид, или как? И почем вам лавандосов начисляют? Ну, а если серьезно у меня тоже зубы не растут взамен выпавших. К чему так же нелегко привыкалось. Похоже, наш год выпуска уже не так котируется, как бывалыча. Новые модели, новые звезды. Ну и пускай им! Оказывается, быть молодым хлопотное дело. Вот, смотрю на сына и его сверстников бедняги! Причем, бедняги симпатичные, красиво упакованные, с возможностями, какие нам и не снились, в совковые-то годы. А на их место никак не желается. Отчего так? Пойду щас, попью чаю, почитаю Щедровицкого, да буду уже на вечернюю молитву становится. Кто бы мне сказал, что Андрюха Михайлов будет в провинции от людей прятаться ни в жисть не поверил бы. Я же был довольно продвинутый паренек. Вспоминаю, Алла, как бабушка Тоня-крестецкая и ваша баба Маруся обе инфарктницы с сизыми губами, шли к нам на Кочетова Витальку, правнука посмотреть. У меня тогда сердце щемило они едва передвигаются, шаг убавляю. Оказывается, сердце щемило не по ним, а по мне самому. У отца в разговоре проскочили такие слова: Человек рождается, чтобы достойно уйти. Это, конечно, режущая слух интерпретация, небе(з)спорная, отчасти упрощенная, но, по зрелом размышлении я пришел к выводу, что весьма приближенная к истине. Отнюдь не хочу настроить тебя на похоронный лад. Но, думаю, что тебе ход моих мыслей, если не близок, то доступен сделался. Мы здесь гости! И те, кто отвергается мыслей о смерти, как это ни странно звучит, много теряют в этой жизни. Жизнь радостна именно осознанием весьма трагичных вещей. Мы с тобой, Алка, жили, как два стрекозлика, порхали, и не было нам, например, толком друг до дружки дела. А теперь я задумаюсь о вас, о сыне, о дядьке Саше-крестецком, о мамушке твоих с папушкой, о еще глупом, молодом отце Вадиме, о той длинной и непростой жизни, которая только открывается перед новорожденным Александром у меня сердце щемит. Я беру в руки письма бабушки, где она пишет, что купила колготочки для Машеньки с Любушкой сызнова щемит. Смотрю фото в архиве щемит и щемит, причем так сладенько. Для нас с тобой, сестра, с нашими говенными характерами, самое лучшее жить с пригрузом. Не то мы начинаем зарываться. Гляди-ка, ты грибочков пособирала, инвалид высшей категории! а событие побольше, чем некоторые по Египтам шарятся, уж не буду пальцами показывать. И я то же самое капусты натушил, вышел за забор, наскоро нарвал масляток, в капусту их присунул нафиг мне теплоходы с падшими женщинами? Хорошо-то как, сеструха! Благостно! Я тебя не напугал своими разглагольствованиями? Буду сворачиваться.

Окуловский отшельник (правда, мне тут малость людновато)

PS Грибочки косой не косим, но имеются.

 

Ниже я, для лучшей проникновенности в тему, совсем кратко отражу свой тогдашний сентябрьский день в провинции. Может показаться, что я больше про себя, чем про Аллу, говорю. Но это не так. Иначе, откуда бы у меня такие мысли?

 

Из дневника. 15 сентября, среда, Окуловка, плюс 18 градусов, облачно, временами осадки.

После дежурства поспал пару часов. Пошел на стройку, дождь меня прогнал. Успел немногое. С огорчением вижу, что снова впал в гонку: все мысли о бытовухе, о делах, коим несть числа, а внутри непреходящее напряжение. Отчетливо сознаю, как много надо работать над собой в этом смысле. Возможно, частые перемены мест жительства не самый худой для меня вариант с моим характером, строительными наклонностями, чтобы не прирастать, не возводить вавилонские башни. Книги, размышление, общение с полезными людьми. Спокойствие, мирность. Больше думать о смерти. Помоги, Господи!

И Господь помогал. В том числе через нашу с сестрой переписку.

 

15.09.2010 21:20

Привет родня. Инвалидность 1 группы самая крутая, но я почему-то не горжусь. Причем, у меня нерабочая группа. Видимо, с моим диагнозом такая группа пришивается по умолчанию. Лавандосы мне еще не посчитали. Хлопотное это мероприятие у государства лавандосы причитающиеся требовать. Думаю, около 6000 будет. На зубы (которые у меня почему-то тоже не отрастают) не хватит. Что касается молодежи: положа руку на сердце, я им тоже не завидую. У них все впереди (разочарования, болезни и проч.) Думаю, им будет еще сложнее чем нам, все к тому идет. Завтра иду к врачам за дальнейшими указаниями по лечению. Три заветных курса химии я уже прошла, сделала контрольную томографию, результаты которой завтра и будут предметом обсуждения. Но врачи однозначно  будут назначать дальнейшие химии. И я нахожусь в прострации. Спросила у Галины: может, снова к батюшке подойти? испросить благословение на дальнейшее лечение, или наоборот.... Она как-то странно равнодушно ответила: как хочешь, дело твое. А я ведь без ее помощи к батюшке не смогу подойти. Как -то она меня смутила. Раньше с пеной у рта увещевала, что кто-то там ослушался батюшку и теперь лежит помирает. Сама мне передала, что батюшка сказал про мое лечение (я бы не знала и не грезила). А теперь, вроде как, умыла руки. Я, конечно, понимаю, что ответственность надо брать на себя, но все же Не знаю, что и делать.

Кстати, ты знаешь, что А. выгнал дочку из дома: та теперь живет у другой бабушки. Выгнал или попросил уйти? подробностей не знает никто. Ужас, если так. Может, ты знаешь, в чем там  дело? Ну ладно, насплетничала, пора и прощаться. До связи!!!

 

18.09.2010 19:40

Привет, Алла!

Извини, замешкал с ответом. Много домашних хлопот, к компьютеру не подходил (такое мое малое лукавство просто ловил настрой). Юрий Николаевич задержался в Питере, хлопочет по братовым делам, сейчас и готовка, и огород, и стройка все на мне. Ну, это не столько оправдания, сколько повествование о житье-бытье. Есть и удовольствия: в баню, вот, сегодня пойду, Бог даст.

Что касается твоих сомнений: опять покажусь, возможно, тебе недостаточно участлив. Человек порой сам напутает, а потом обращается к ближним с просьбой о разъяснении. Вот и получается отстраненная реакция: ведь здесь мы толком не знаем, что посоветовать, хотя советовать мы ох, как любим! Твой случай вовсе не означает, что батюшка непоследователен. Просто нужно уметь (захотеть, постараться) воспользоваться той первичной информацией, которую он дал: выжать из нее максимум себе полезного. Последующие уточнения, как ни странно, больше могут запутать, привести в замешательство. Такое нередко случалось и со мной, случилось и нынче: я просил сестру Машу обратиться к батюшке насчет моей возможной подработки на зиму в Питере. Объяснил ей, что моя нынешняя работа сторожем при довольно плотном графике не оставляет мне возможности часто бывать в Заручевье, куда он меня изначально благословил переселиться. Маша благополучно забыла часть моей просьбы, и когда батюшка сказал: Так ведь Андрюшенька уже работает, она стушевалась: Да у него что-то там... Он разрешил тогда: Ну, пускай приезжает! И я, по маловерию моему, терзаюсь: вдруг он что-то не так понял, что значит это ну, пускай? А ведь это именно от маловерия, от сомнения в том, что батюшка говорит Духом Святым. Не знаю, смог ли я тебе ответить. И тетушкино равнодушие объясняется, думаю, примерно так: она сама запуталась, что тебе правильнее делать, либо... либо у них был какой-то приватный с отцом Иоанном разговор, и он ей сказал, чтобы она не лезла такое запросто могло быть. Возможно, тебе нужно (полезно) побарахтаться самой. Понимаю, что ты безмерно устала, сочувствую, но, поверь: мне тоже приходилось оказываться в ситуациях запредельно тяжелых, попросту непереносимых; я думал сойду с ума, разорвусь на части. Ничего, не разорвался, не сошел... У нас с тобой, Алла, повторюсь, гов-нные характеры. И мы должны пройти жестокую переделку. У Рубцова есть стих: Мы сваливать не вправе вину свою на жизнь, кто едет тот и правит, поехал так держись! Наша жись, только держись, сеструха! Пора понять, что в нынешнем мире, озверевшем от нахлынувших благ и возможностей, мы нужны прежде всего сами себе. Здесь речь не об эгоизме, но о реальном положении дел люди окаменели сердцами. И они будут такими, покамест мы не пробудим свои собственные сердечки. Помнишь, наверное, лозунг всех времен и народов: Начни с себя!. Он кажется слишком формальным, клише, но это подлинная правда. Царство Божие внутри вас есть! Стяжи дух мирен, и тысячи вокруг тебя спасутся! Я это упоминаю к тому, что если ты (я) скорбями не переменимся, никакие сколько-то кратные химии, физии нам не помогут. А коли переменимся, уже неважно будет: сколько, в каком объеме их делать уже сможешь целиком положиться на Волю Божию и сказать: Как будет, так и будет! Вот поэтому тебе и дана возможность побарахтаться. Я говорю вещи предельно жесткие, но какой смысл мне сюсюкать, врать? Я сам живу жизнь, в которой иногда хочется на луну завыть. Но бывают минуты, когда, наоборот, возвышаюсь духом, как никогда в прежней жизни. Здесь тебе ответ и на твою кляузу, насчет семейных нестроений у А. с дочкой. Ты абсолютно права: так нельзя! а толку-то с твоей правоты? Ты знаешь, что такое сегодня воспитывать подростка, который может в любой момент, как Колобок из сказки послать тебя подальше и покатиться по тропинке в поисках доброй лисички? Это тебе так же непонятно, как непонятно здоровому человеку твое состояние. Меня тоже совершенно правильно можно обвинить: бросил семью, оставил сына в самую ответственную, переломную минуту. Алла, справедливость это придумка человеческая, из-за нее наломано дров больше, чем из-за разногласий в религии или имущественных споров (хотя, имущественные споры большей частью происходят как раз от желания восстановить справедливость). Ремарк сказал, что самые жестокие люди те, кто мнит себя справедливыми. А Бог, поступай Он по справедливости, всех бы нас уже определил в тартар. Он же поступает по иному Принципу по Любви! То, что разслабленный отец (это его беда, а не вина) не в силах заботиться о дочери, как и бабка о внучке, это тоже беда, которая отзовется им в дальнейшей жизни, как уже отзывается мне. И их можно жалеть, молиться за них, просить сил для них, чтобы поступать правильно. И в таком состоянии вдруг ощущать, что меняешься сам: начинаешь их подлинно любить, а оттого делаешься счастлив, пусть лишь на короткое время. Я отнюдь не ангел, у меня те же справедливые мысли, но, слава Богу, не всегда. Иногда я понимаю сердцем, что и наши бабушки, дедушки и родители поступали неверно, но у меня уже перед глазами трагические их судьбы в полноте: как они страдали за свои ошибки. Твой дед Миша ты же, наверное, знаешь, что он по женской части наделал дел. Это до сих пор аукается. Но, знаешь, как его часто вспоминал с любовью мой отец?! Это и есть жизнь! Я местами на А. тоже сержусь, но... Нам с тобой нужно сильно меняться, Алла! Не сможешь напрасны были твои безсонные ночи, твои страхи и слезы. Сможешь все окажется не зря, скажешь искренно: Слава Богу за все! И где-то замаячит веселый финиш с родными нашими болельщиками, веселыми, здоровыми, жизнерадостными, а никакими не умершими. Держись! Скоро должно открыться второе дыхание.

 

Письмо это я накатал, находясь в самом наилучшем, даже возвышенном состоянии. Только слез с законченной строительством крыши, и наверху укрепил маленький Крест, о чем запись в дневнике:

Удалось важное дело закрепил Крест на верхушке. Что интересно, пока справлял иные дела, было пасмурно, но без осадков. Взял Крест, полез наверх пошел дождь. Такое часто случалось в моей истории, когда творились богоугодные дела Небо освящало, при том приходилось преодолевать себя. А, уже как поставил Крест сразу тучи пропали, ярко засветило солнце. И такая радость!!!

 

18.09.2010 14:20

Привет! Я тебе в предыдущем письме писала, что должна пройти контрольные анализы после трех курсов лечения. Сомневалась, что делать дальше, ведь батюшка благословил лишь на минимум (и то опосредовано, на примере Натальи), а надо бы сделать минимум 9. В четверг мне была назначена консультация у лечащего врача после получения снимка  компьютерной томографии. Я получила снимок и описание и поднялась в отделение к своему врачу. Заглянув в описание КТ, я с ужасом увидела, что динамика отрицательная. Старые очаги в печени стали больше, появились новые. Врач,  встретив меня, едва согласилась сказать мне два слова. Дело в том, что с понедельника это отделение больницы закрывается, они всех больных выписывают и никого не берут. Врачи сами не  знают, что с ними будет: уволят, отправят в отпуск Я на ходу, в коридоре ей сказала о том, что прочла, она подсказала делать другую линию химиотерапии (подбирать другие лекарства). Только, чтобы попасть в другую больницу, нужно вновь пройти всю бюрократическую схему определения на лечение. Куча врачей (сначала очередь за талоном, прием отсрочен во времени на недели ), хирургическая комиссия, потом снова врач, потом пересылка карты к новому месту лечения в бюро госпитализации, потом длительное ожидание вызова по телефону на лечение.  Ввиду закрытия отделения городского онкодиспансера в Песочном, все больные хлынут в головной диспансер на Ветеранов, а туда всегда на лечение были очереди в месяц-полтора. Вот так. Это обстоятельство меня еще больше запутало. Я по наивности думала, что сделав эти три курса, наступит улучшение, а потом я буду поддерживать все народными средствами и т.п. Может, батюшка знал, что от лечения толку не будет, поэтому ничего не говорил? Видишь и кровь у меня не восстанавливалась после химии (поэтому все делали не в сроки, определенные врачебной схемой, а с большим опозданием), больницу закрыли Знаешь, я даже уже барахтаться не могу. У меня ступор, паралич воли, если хочешь. Я и молиться не могу. Как-то фальшиво получается. Собралась на Цветочную вдруг получится у батюшки взять совет. Что же теперь делать?! А насчет А. ты прав. Сами, окажись на его месте, невесть что предприняли бы. Заканчиваю, надо собираться. Пока.

 

 

 

18.09.2010 18:10

Здравствуй, Аллушка! Сильно огорошен, получив твое письмо. Советовать? Что тут можно посоветовать. Конечно, на Цветочную тебе сходить будет утешительно, хоть даже у тебя сейчас и оглушенное состояние. Я вспоминаю сейчас, как наш кровельщик Анатолий, у которого был рак предстательной железы, побывал на Цветочной, благословился у батюшки, попросил молитв, а потом у него началась отрицательная динамика. Он тоже был сильно огорошен, но теперь, слава Богу, он жив, относительно здоров и продолжает работать на храме в Заручевье. Алла, по тону твоего письма вижу, что ты все-таки держишься. Если честно, я тобой очень доволен, даже горжусь. Ты цельный человек. Поэтому, продолжай бороться за живучесть, Флотская! И постарайся просто перетерпеть какое-то время. Человек ко всему привыкает. Он может жить из любой позиции. Перетерпи свое оглушение. И дай пример другим нам, как нужно себя вести в ситуации, отчаяннее которой быть не может в этой, земной жизни. Те, кто сейчас веселится безпечно, на самом деле глушат страх того, что им тоже предстоит перенести в будущем. Я не говорю про ребятню, но про своих старших сродников. И, наверное, поезжай ты к Г.: попить чаю, поплакать по-бабьи, пообщаться. Она с твоих глаз, может, такая-сякая-немазанная, но ведь она тоже преодолела страшные скорби по болезни. Боль в позвоночнике вынуждала ее смерти просить. Захочешь, приезжай к нам в Окуловку. Только у нас бытовые условия совсем никудышные, особенно, что касается туалета. Может, тебе имеет смысл вернуться в Новгород? Я это в том смысле, что там тоже есть онкологический диспансер не знаю, правда, насколько он хорош. Я в практических вопросах сейчас сделался слаб. Я только в Бога верю, хотя когда зубы болят, все равно бегу к врачу. Держись, моя хорошая! Не падай духом! Будем за тебя лучше молиться. Пиши, как что.

 

Из дневника:

Николай II, если вдуматься, прошел путь Христа. От него ждали, что царь жестко поразит своих врагов, примерно накажет их, он же проявил смирение. И люди кричали, проклиная свой собственный завтрашний день: кровь его на нас, и на детях наших!

Сестра Алла сильно страждет. Помоги, Господи, дай ей достойно уйти или исцели!

 

18 сентября 2010 г. 21:16

Привет, привет! Вернулась с Цветочной. Удалось пообщаться с батюшкой. Я в двух словах сказала про закрытие больницы, про то, что хуже стало после лечения и что предполагается другая схема лечения. Он сказал можно. Только опять упомянул облегченную (видимо, химию) Прочитал молитву надо мной. Потом сказал подождать и ушел в алтарь. Принес масло и иконку, велел помазываться и иконку к груди прикладывать. Знаешь, вчера лазала в интернете по монастырям области. Побывала во Введено-Оятском монастыре. А сегодня, к слову,  Маняша сказала про целебный источник в этом монастыре, а потом Татьяна подтвердила через совершенно свежий случай исцеления от поликистоза близкой подруги своей хорошей знакомой. Они были там в одно из воскресений минувшего ноября. Болящая подруга на другой день в понедельник госпитализировалась для плановой операции. Так вот, обследование перед операцией ничего не выявило. Может трижды подряд, как бы ниоткуда пришедшая информация об этом монастыре мне и нужна?! Буду кумекать.

Ну ладно, пока! прощаюсь, завтра рано вставать

 

 

19 сентября 2010 г. 19:21

Здравствуй, сестрица!У тебя хороший настрой, судя по тону. Так и держись, пожалуйста. А будут нервные срывчики, не давай им развиваться, глуши сразу. Не знаю, насколько тебе подойдет: когда у меня туманное настроение, я его правлю Шевчуком. Он, правда, не совсем мне близок по убеждениям, но по духу это геройский мужик. У него есть альбом, кажется Прекрасная любовь, там есть подходящие песни. Из фильмов могу порекомендовать: Зеркало для героя, можно в Яндексе найти. У тебя ведь безлимитка? Я, когда хочу что посмотреть, прошу у племянника Пашки. Хорошие фильмы Захарова Дом, который построил Свифт, другие. Хороша Сибириада Кончаловского. Эти фильмы дают возможность приподняться над нашей обыденностью, освободиться от страха, а тебе сейчас, понимаю, страшновато. Но, Аллушка, когда человечка оставляют на передовой прикрывать отход своих, ему малость не по себе, так он автоматик проверяет, патрончики перекладывает. Ты сейчас оказалась на передовой, одна. Держись, хорошая! Такова жизнь. А мы, в тылу, будем за тебя переживать грустная такая шутка. Спокойной ночи!

 

Кажется, на тот момент мне ее письма сделались уже нужны самому. Сейчас пишу эти строки, находясь в Заручевье, в глухую предвесеннюю пору совершенно один в придавленном снегом домишке, но здесь со мной и Алла, и отец, и бабушки все те, кто дороги мне; мы, конечно, не разговариваем, не видимся, но как-то все же сообщаемся посредством какого-то шестого чувства, которое безнадежно отключается, когда я ввергаюсь в многопопечительную суету; там, среди душевно неустроенных людей начинаю ощущать пугающее, унылое одиночество. В уединении я словно на пересылке, в ожидании отправки робею, но жду, готовлюсь. А потом, не дождавшись, словно по команде Отбой учебной тревоги, возвращаюсь в многонаселенную обыденность с облегчением, но больше с разочарованием. Опять откладывается то, что нужно будет пройти, преодолеть.

21 сентября 2010 г. 19:12

Привет, Алла! Не пойму, мое письмо отправилось тебе или нет. Если твое окажется последнее, не серчай я писал. После напишу подробнее: вернулся с дежурства, надо с Юрием Николаевичем перекусить. Не вешай нос! И, будешь молиться, помолись и за нас грешных!

Знаешь, сейчас всем трудно верится. Нужно сделать усилие, чтобы встать на молитву или пойти в храм. Но, преодолев себя, кое-что удается. Загадка чем труднее жизнь, тем веселее люди!

Спокойной ночи! И с Праздником Рождеством Пресвятой Богородицы, нашей Заступницы.

Андрей, Юрий Николаевич Окуловка

 

 

21 сентября 2010 г. 20:17

Привет, Андрей. Письмо-ответ  получила. С Праздником! Завтра намечается поездка во Введено-Оятский монастырь (где целебный источник). Конечно, по-хорошему, нужно бы ехать так, чтобы попасть на службы, а потом уже и в источник макаться (характерная для тогдашней сестры терминология). Мы же едем на муже моей подруги ворчливом атеисте, который согласен ехать тогда, когда пожелает. Все очень зыбко, может заканючить, и поездка накроется. Ну, какие паломники, такая и поездка. А что?! я в первый раз выезжаю с паломнической целью. Иду собираться, пока.

Исаева Алла.

Забыла прицепить тебе фотку Вадькиного малыша. Назвали его Александром. Мне не нравится. Шурик, понимаешь

 

22 сентября 2010 г. 20:39

Привет!

Пишу из вежливости, потому как ты, наверное, уже в пути. Помогай тебе Бог! На фото глянул: обомлел вылитый Вадик, и с его характерной гримаской недовольства. Да, Аллушка, жизнь продолжается. Я, когда своего заср-чика пеленал, разве думал, что он мне доставит столько горьких минут. Я тебя попрошу ты у нас неофитка (это не ругательство, ты, наверное, знаешь смысл), да еще в затруднительном положении. Тебе наверняка будут дарованы особенные возможности, в моей жизни такое уже переживалось. Помолись за сынка моего. Ну, пожалуйста!!!

Алла, самое большое и лучшее, что мы можем сейчас делать это... молиться за других! Мы с тобой морщлявые картошины-матки, мы уже отработанный материал в смысле этой жизни. Надеюсь, ты на меня не сильно ра(з)сердишься за такое определение. Раньше ты была киска, а теперь Человек! Понимаешь?! И я раньше был мерзавчик, ходок, но власть не сласть, а хина, и я не самец, а мужчина! Теперь, вот, думаю, думаю, думаю. И приходится жить по православной формуле: Держи ум во аде и не отчаивайся! Да, хорошая моя, у меня есть заморочки, которые вполне сопоставимы с вопросом жизни и смерти только, разумеется, не вечной, а здешней. Есть проблемы, за разрешение которых я бы, не моргнув глазом, согласился отправиться к папане. Впрочем, здесь есть элемент позерства. На словах мы все, как на органах. И тем не менее... При всем при том я счастливый человек! И, если здесь и есть противоречие, то вовсе не неразрешимое. В этой жизни много очень лобовых схваток, где кто-то отступает, а кто-то выигрывает. Причем, весьма часто сконфуженными уходят румяные здоровяки. У тебя есть одно преимущество, которое прежде шел за недостаток: ты умеешь быть одна, ты много размышляешь, у тебя бойцовский склад характера. Выброси отсюда свою стервозность и получится очень даже неплохой результат.

Я так говорю оттого, что мы сильно схожи с тобой характерами. И, кстати, мой папанька тоже. Это определенный тип человека: в Евангелии он упоминается, как гадаринский бесноватый.

А что касается Любви, дефицит которой ты всегда ощущала. Любовь это не когда тебя любят, а когда ты любишь. Это очень важное, как будто банальное, уточнение, но к нему нужно сердцем прислониться. Ладно, удачной тебе поездки.

 

23 сентября 2010 г. 21:41

Ну привет, мин херц. Чего-то ты нас  несвежими  картофельными  клубнями определил. Оно, конечно, может и так, да не совсем. Когда говоришь лимон, во рту сразу кисло и слюна появляется. Так и тут. Не успеешь примерить к себе определение, так сразу и превратишься в него. По мне лучше быть старым мухомором, мухомор хоть парадный. Вот я нынче налюбовалась на мухоморы красота! так и  набрала бы корзину. Но набрала других поганок как выяснилось, ложных белых. Природа в Лодейнопольском районе сказочная. Монастырь красоты необыкновенной. Мне понравилось, что не было ни туристов, ни паломников. Мы были единственными гостями.  Из насельников встретили только одну монашку в свечной лавке при храме. Службы в монастыре только по воскресениям. У источника мы также были одни. День выдался  солнечный, этакий бабьелетовский, настроение тоже было погожее. Хоть и со страхом (а я трусиха), но в купельку я окунулась. Вот такие дела. Ладно, закругляюсь. Лови фотоотчет (к письму прикреплены фото).

 

24 сентября 2010 г. 18:07

Привет!

Прошу прощения за неудачное сравнение, увлекся. Фотографии посмотрел с удовольствием,  но долго ждал, пока откроются, у меня трафик слабый, мобильный. Насчет грибов у нас ситуация лучше: белых уже немного, но еще полно маслят, польских белых, рыжики есть, полно зонтиков, которые мы с Юрием Николаевичем очень любим, а больше никто их не берет, думают, что это поганки. Погода стоит хорошая с утра прохладно, а днем солнышко и тепло.

На фото ты хорошо выглядишь, и правда! никакая ты не картошка. Ты пумпусик! Хороший такой пумпусик. А я тютя. Покеда.

 

Из дневника:

Прихожу к неприятному для себя уточнению: Христос это не лозунг! Христос, это подлинно Любовь. И евангельские строки, где говорится о разделении между домашними, не следует воспринимать так декларативно. Если Христос любит людей, Он любит и мою жену, которой я в любви отказал. Это воистину неприятное откровение для меня, оперировавшего жестко военными категориями: свой чужой. При том, что слишком медлил в начале, чтобы так погонять в конце. И, значит, жена была права, сказав мне, криво смолчавшему, в день похорон тестя: Ты так ничего и не понял Как мне непросто бороться с собой! Но это нормально для человека, у которого жизнь дороже денег. Помоги, Господи! Будем думать.

 

28 сентября 2010 г. 12:47

Здравствуй, Аллушка! Как у тебя дела? Возможно, ты уже устала от подобных материалов, но вышлю тебе ссылку на любопытный материал http://www.rusvera.mrezha.ru/619/9.htm Лекарство от рака. Захочешь, посмотри. Не отчаивайся. Ни в каком случае не отчаивайся. У меня тоже сейчас очень серьезные беды, иногда сильно унываю, но пытаюсь стряхнуть с себя это состояние, тем более, что оно сопряжено у меня со вспышками дикой злобы тебе откроюсь. Иногда кажется, что нет человека нет проблемы, в смысле, что надо идти в другой город. В моем случае это исторически неверная постановка вопроса. Увы, моя отшельническая жизнь научила меня не одному только хорошему. Закалился, одичал. Вариант а не ударить ли нам мечом?, прежде страшивший городского интеллигента, мне уже по плечу; но допустить его, значит, упасть и погрузиться очень глубоко, откуда, возможно, уже не выбраться будет. Я туманно выражаюсь, но пойми: у нас с тобой общий выход молитва, вера в Бога, в Его Доброту. Это значит: все, что ни случается, пусть даже способное на время обезкуражить все делается для нашего блага и спасения, как для блага больного совершаются болезненные операции.

Держись, хорошая! И постарайся лучше думать о людях. Это в самой непосредственной связи с решением твоей собственной проблемы. Очень рад за твоих друзей, которые даже будучи атеистами, помогают тебе нести твой Крест. С Богом!

 

Из дневника: Увы, я неисправим! Чтобы это понять, нужны скорби, которые часто склонен считать несправедливостью со стороны Господа. Это тоже такое проявление моей бытовой подлости, серости. Я безпощаден к себе, при том сильно себя жалею

 

28 сентября 2010 г. 14:51

Привет Андрюшка!  Знаешь,  вчера у меня вечером была просто истерика. Весь день я морально чувствовала себя убитой, а вечером все переживаемое вылилось, как помои, наружу. Вчера у меня был визит в больницу на Ветеранов. Врач назначила госпитализацию на 5 октября. До госпитализации я должна  была собрать документы для получения квоты из федерального бюджета для моего лечения, а также собрать анализы и заключения некоторых врачей.  Представляешь, что такое получать квоту?! Это сумасшедшая очередь сумасшедших от боли и отчаяния больных, ждущих получения так называемого высокотехнологического лечения.

А сегодня я поперлась за этой квотой на край света, пришла к двенадцати на час раньше начала приема. Захожу народу нет. Я задала вопрос входящей в нужный кабинет сотруднице. Та ответила, что я ошиблась, прием не сегодня, а завтра с 13 до 17.  Я не знаю,   какое у меня было лицо (только догадываюсь), но эта дама  сказала, что попросит инспектора принять мои документы сегодня и вынесла бланк заявления для заполнения. Уже в 12.15 я спускалась в метро, а в 14 часов получила нужную справку у врача в своей поликлинике. Вроде как все бумаги для больницы собрала (думала до конца недели  не управлюсь). А сейчас подумываю о поездке в Новгород. Я не была дома с января. Когда придется поехать еще не знаю.   Вроде, как Нинушка с Женей на Андрейке (с Андреем сыном, за рулем) собираются завтра или послезавтра вечером в Питер. Так и с Андрейкой могу поехать в Новгород. Честно говоря, приезжая в Новгород, люблю к Сущеням ходить в гости. А Сущеней не будет аж до субботнего поздна. Ладно, посмотрим, как быть.  Знаешь, а на душе тоскливо. Лечение предстоит какое-то новое, аж в печеночную артерию непосредственно будут вводить химию. Больница эта какая-то чужая, огромная больных всех сортов и калибров. Зрелище не для слабонервных. Да и погода унылая. Все один к одному. Ну вот,  и на тебя тоску навела. Буду заканчивать послание. Пока, до связи.

 

5 октября 2010 г. 18:05

Здравствуй, Алла! Как дела? Есть ли новости? Как себя чувствуешь? У меня все нормально. Ищу возможность выскочить в Новгород, мамушка уже икру мечет (соскучилась, волнуется). Она за тебя очень сильно переживает, мы все о тебе помним. Держись, хорошая.

 

14 октября 2010 г. 21:47

Андрей, привет! Замешкала с письмом. Неважно чувствовала себя, слабость, температура. Знаешь, в этот раз меня очень накрыло это лечение. Изменили его линию. Теперь мне грозит 8 миниопераций с интервалом в месяц. Это так называемая химиоэмболизация печеночной артерии. Высокие технологии, мать честная! Наряду с этим еще и системная химия. Не буду морочить голову. Я поняла, что это оттягивание того, что неизбежно, но с общим ухудшением состояния. Перспективка то больничные мытарства, то отходняк от того лечения, и еще бегать по врачам за очередными направлениями и получением квот. Взвесив все, приняла решение отказаться. Все крутят пальцем у виска. Может, я не права? Все же остаются еще некоторые таракашки-сомнения. Мне в очередной раз 25 октября в больницу, на неделю пыток. Вот я и дезертирую в Новгород. Завтра, в 10 утра. Если сегодня получишь письмо, может что чиркнешь я долго спать не буду. Собираюсь в дорогу. Поздно решилась, что поеду в пятницу. Сейчас ходят шикарные маршрутные такси от ст.Московская за 280 р. Билеты все распроданы по телефону, осталось несколько мест на 10 утра. Вот поспешаю собраться. Ну пока, до связи!

 

15 октября 2010 г. 19:32

Ну вот, я уже в Новгороде, даже интернет подключила. А ты еще и в компе не был со вчерашнего моего послания.  Так что, пиши, в Новгороде тоже почту могу отправлять.

Исаева Алла.

 

15 октября 2010 г. 21:12

Привет, Аллушка! Я, тебе мама разве не сказала? только вернулся из Новгорода. Сегодня день провел на дежурстве. Очень обрадовался твоему письму, хотя тревожит твое самочувствие. Решение твое я поддерживаю, но не настолько, чтобы отрезать путь к отступлению. Надумаешь лечиться лечись, конечно, но я с тобой вот отчего солидарен: у меня сейчас предельно тяжелая ситуация, которую я даже тебе не могу открыть, ибо она касается не меня. У меня, оказывается, есть уязвимые места, очень уязвимые. Речь идет о близких мне людях. И сейчас, когда я измучил себя вопросами: что могу сделать, не упустил ли где-то какой-то еще возможности на ту ситуацию повлиять, постепенно приходит осознание: вся надежда только на Бога. А мои попытки что-то предпринять, лишь глупое суечение. Как ни странно, но наши с тобой ситуации очень близки. И я настолько устал, что готов собой пожертвовать, уже без малейшего колебания, но в моем положении (а, возможно, и в твоем тоже) пожертвовать лично собой: это еще не верх того, что мы можем сделать. Алла, ты сейчас проходишь сверхтяжелый путь. И ты идешь его не только для себя, поверь, но и для нас. То же относится и ко мне. Мы должны сделать это достойно, чтобы облегчить своим сродникам их жизни. Я вижу, что ты очень сильный человек. Тебе сильно осложнила жизнь твоя немирность к окружающим, как и мне моя. Но мы с тобой на кое-что способны, хорошая моя. И нам надо постараться держаться. Что заключает в себе это слово? Надо думать. И не сломаться, а когда покажется вовсе трудно просить и просить помощи у Бога. Даже, если кажется, что Он совершенно от нас отвернулся. В любом случае, у нас нет других вариантов. Это последний. Держись, хорошулька моя! Держись. Не бойся, только веруй.

 

7 ноября 2010 г. 0:13

Андрюшка привет! Сегодня встречалась с врачем-травником по наводке Маняши. Врач мне понравился. Главное, как мне кажется, я поняла механизм действия предлагаемого им траволечения. Думаю, что мне сегодня как раз это и надо. К четвергу он спроворит для  меня необходимые травяные сборы, и я начну пить. Как ты знаешь, ездила в монастырь в Свирское. Нам даже раку с мощами открывали, дважды довелось приложиться к мощам А.Свирского. Бывал ли ты там? Впечатление, конечно, мощное. Поручение твое выполнила, молебны за нас всех отслужили. На сем пока прощаюсь

 

7 ноября 2010 г. 11:27

Спаси Господи, дорогуша моя! С Праздником (воскресенье)! Все будет хорошо!

Андрей

 

13 ноября 2010 г. 1:05

Андрюшка привет! После твоего звонка приехала домой, замешкалась, вот только освободилась. Села тебе письмишко отправить, глядь, в ящике от Вадика еще шесть писем с фотками. Не могу не послать тебе хотя бы три от нашего мальчика. Понимаю, что у тебя не скоростной и не безлимитный интернет. Сможешь открыть, глянь. Г. пока не звонила, завтра. На сем попрощаюсь, завтра раненько вставать.

Исаева Алла.

 

13 ноября 2010 г. 8:07

Привет!

Что сказать типичный Флотик! Первое впечатление что это Вадик, только предельно добренький и уже старенький. Действительно старый, что малый! у них общая тайна. Нам с тобой нужно куда-то бежать, спешить, а эти живут себе и живут. Увы, старики нашего времени тоже норовят куда-то поспеть. К счастью, в глубинке сохранились еще другие примеры.

У нас все терпимо, собираюсь в декабре перебираться на заработки в город. 26-ого ноября, не то раньше, приеду на пару дней в Питер, но сразу оговорюсь: буду в жестоком цайт-ноте, по возможности постараюсь объявиться, но не обещаю. Можно будет свидеться на Цветочной, куда планирую в субботу наведаться, чтобы поздравить батюшку с днем Ангела. Желаю тебе доброго настроения и уверенности, что выбранный тобой курс Бог и природа исцелят тебя. Хочешь не хочешь, а нам приходится учиться управлять своим настроением: это, в общем-то возможно, причем, с одной стороны скорби, а с другой скрытое удовлетворение новообретенным навыком. Так я, проживая в Заручевье, сколько-то тяготился предельно неустроенным бытом и одновременно радовался, что могу то, чего не мог прежде, что не доступно прочим. Главное, в таком понимании не загордиться, не превознестись над энтими прочими, а так же не спешить говорить: я это уже могу! Здесь больше милость Божья, нежели наши подлинные заслуги. Вообще, как сладко жить человеком! Мне с утра по полдня приходиться теперь расхаживаться, есть так же свои болячки, но с удивлением открываю, что в таком кряхтящем состоянии успеваю лучше и больше, нежели мог молодым и шустрым. Ну, это я уже банальности начал излагать. Все будет хорошо, причем у всех, кто тянется к хорошему. Господь на то и Господь, Он нам зла не желает. Очень хороший материал в журнале Православный летописец СПб, есть на Цветочной, номера 41, 42 Царев завет Свт. Николай Сербский. Дерзай, Аллушка! С Богом!

 

19 ноября 2010 г. 18:27

Привет, Аллушка! Как дела? У нас все терпимо. Возможно, буду на следующей неделе в Питере как всегда на рысях. Однако, попробую и тебя набрать, если не возражаешь. Завтра выхожу на работу после до смешного незаметного отпуска.  Но, можно сказать, что на работу выхожу, чтобы отдыхать, где сидишь и ничего не делаешь, в отличие от домашнего трудового варианта. Привет Питеру: город местами неплохой, хотя и в тех местах хватает всякого. Особенно в ноябре это, наверное, что-то. Жаль, что в твоей студии нет печки. У нас в Простоквашино уютно даже сейчас.

 

19 ноября 2010 г. 23:17

Ноябрьский привет! Не могу с тобой не согласиться, одновременно с поэтом: ноябрьская пора души людской отчаяние. Сижу, как крот. Одна радость: гальюн светлый и теплый.

Как я поняла, у тебя впереди трудовой подвиг?! Ну дерзай. Я до Нового года приеду в Новгород, значит увидимся.  Может, сподоблюсь и на Цветочную. Ты знаешь что будет столпотворение. Ты-то лично сможешь поздравить батюшку с именинами, а мы простые грешные к телу допущены не будем. Но душой с вами!

 

21 ноября 2010 г. 23:00

Привет тебе, Аллушка, привет!

Поздравляю с началом зимы, во что хочется верить. Насчет остального (недавний телефонный разговор), мне отчаянно жаль, при том, что при своем к Г. сочувствии я умудрился накапать ей на мозги, вместо банального: Дорогая, как я тебе сочувствую! Беда современности: мы все шибко умные, отчетливо видим причины бед соседей, в своих же бедах ищем жалости, при том, за что одновременно готовы прибить не смей меня жалеть, дрянь ты этакая!

И выходит: куда ни кинь везде клин. Быть деликатным? и это не то! Оказывается, лучше всего быть простым таким человеком, из прошлого, о котором вспоминаем, когда возникает край. Алла, как мы все сильно переменились! при том, что динамику перемены проморгали совершенно. Как мы сделались несчастливы, причем даже наши старшие сродники. Мы все затвердили новоявленные права, надиктованные кукловодами. Оттого и понимаю: самое счастье, когда получается нормальный, доверительный разговор. Пять минут такого общения стоят многого, если готов платить за такое счастье. А платить приходится по классической формуле: за пять минут счастья год жизни. И не в смысле, что отдать год жизни, а что прожить его нужно честно и трудно. Это одновременно и красивости, и такая житейская правда. Лично мне только так удается жить, тем более, что есть надежда, о которой теперь не буду. Живи и ты, хорошая, Настоящим по крайней мере, как ты его себе понимаешь. Держись. Нелегко, трудно не значит плохо. Это разные слова.

 

22 ноября 2010 г. 0:14

Привет Андрей! Поймала твое письмо, почти тепленькое. Сразу и отвечаю. Иногда мне кажется, когда я читаю твои послания, что  мысли твои  бегут в три раза  быстрее, чем ты поспеваешь их записать, а  поэтому на бумаге остается лишь их часть, изъятая из какого-то неведомого мне контекста. Это, однако,  не значит, что нужно впредь подстраиваться под адресата. Пиши! Пиши, как знаешь. Мне-то свои мысли вообще не записать. Бегут как скакуны два шага вперед, один в бок. Благодаря моему сегодняшнему  положению, я также оказалась в другой лодке, но плывем-то мы с моими знакомыми, друзьями, сослуживцами,  соседями и проч.  рядом. Общение, однако,  невнятное, словно заглушается плеском воды и ударами весел. Ау!  Здесь и правда пять минут настоящего общения дорогого стоят. Ты, хитрец, отплыл подальше  меньше раздражителей. Правда,  Андрей, и то, что люди несчастны, хотя некоторые этого искренне не понимают. Все чаще нахожу близкое для меня не в общении с людьми, а в Интернете. Слушаю или смотрю онлайн  интересующие меня лекции, беседы.  Скачиваю что-то себе в наушники и с этими бананами в ушах путешествую по городу. До недавнего времени меня приводили в ярость слушатели в наушниках (признаться и теперь приводят). Теперь я нашла противоядие, клин-клином. Ну,   так ты приедешь в Питер? Может быть назад  в Новгород вместе  рванем. Спокойной ночи!

 

22 ноября 2010 г. 17:27

Привет, Алла! Написал тебе только что хорошее письмо, более внятное, нежели обычно, но мизинцем задел какую-то клавишу, и текст пропал без следа. Значит, невнятные письма от меня это твой удел. Ты можешь их и не читать, важен факт, что братан тебя помнит. Родина слышит, родина знает, как в облаках ее сын (дочь) проплывает.

Что еще? Как писатель писателю советую тебе вести дневниковые записи, не то даже нечто большее. Ты хорошо излагаешь мысли, даже в общении с не вполне соцреалистически пишущими товарищами. Это и тебе послужило бы полезным занятием, и тем, кто захочет приобщиться из сродников, а то и более широкой аудитории. Мои писательские дела нынче в гору; я бы, может, и твои опусы определил, если бы у тебя появилось такое желание. Мой поток сознания, как ты его верно определила, не знаю, насколько оправдан, но иногда позволяю себе до известной степени ему следовать: получаются прорывы, сознаешь что-то, что тебя подспудно напрягало. Здесь есть и опасность, но если проверяться, оно может и ничего. Мы с отцом как-то говорили на эту примерно тему: когда говоришь, тщательно подбирая слова, меньше риску, но часто это затрудняет движение мысли. Импровизируешь ходу больше, но можно забресть не туда.

Когда я общаюсь с узким кругом людей, когда испытываю к ним подлинные симпатию и сочувствие, тогда очень рассчитываю, что Господь и Ангел мне помогут не ввести их в искушение, а поддержать или просто полезно развлечь. У нас все хорошо, выпал снег, с ним отпали многие сельские заботы, можно перевести дух. В Питер собираюсь в четверг или пятницу, на один только пятничный день, чтобы потом спешно возвращаться в Окуловку. Я оттого и увольняюсь, что здесь очень плотный график дежурств, при том сама работа не бей лежачего: наблюдай и записывай, публикуй романы. Но гусары за романы денег не берут.

Так что, не могу точно сказать, когда буду в Новгороде и свободен, скорее всего после 10-ого декабря. Возможно даже, что до Нового года мотнусь на какую питерскую шабашку. Твердо ничего не знаю. Буду держать в курсе по ходу. Если позволишь, выскажусь насчет наушников в ушах. Наверное, это в условиях мегаполиса неплохой способ с толком забить скуку горизонтальных перемещений, но, с моей точки зрения, здесь есть риск проморгать интересную и важную встречу, событие, явление, которые тебе могут быть поданы навстречу. По крайней мере, со мной в трудных обстоятельствах это случалось. Оттого я предпочитал слушать музыку, передачи, читать дома. Это, конечно, ни  в коем случае не диктат, ведь у каждого свой уклад души, характер, волевой уровень. Однако, как отключение от раздражителей лично для меня в сходных условиях оно предпочтительнее двумя путями: либо я не иду туда, где раздражают; либо, если пришлось, необходимо, и неизбежно через Иисусову молитву. Она на самом деле работает, причем даже для нас, не сильно в ней успешных. Здесь так же оговорка: если у тебя еще не включилось то, о чем мы как-то говорили, оно, может, и не почуется. А, может, наоборот почуется именно через это. Не знаю, сестра. Я слишком глуп. О том и говорил: хотел тетушке помочь, а сказал лишнего, она меня назвала (и правильно) гениальным провокатором. Но я вижу, как ей тяжело, вижу, что она на меня искушается, и в то же время у нее нет, полагаю, человека, ближе меня. Такая вот двойственность. Мы все запутали донельзя, а теперь нужно терпеливо развязывать узлы: в темноте, в спешке и не всегда соглашаясь внутри себя с полезностью того занятия может, лучше пойти к грешным приятелям и утешиться у них? Они же приятели! Гм, я это уже проходил. Им, конечно, в зачет симпатия и желание поддержать, но они не могут реально помочь человеку с другого этажа. Скорее собьют, отговорят, введут в ненужную чувственность. А тебе одинокие слезы. Болезнь, как ни крути одиночество. Что, конечно, не означает, что следует всех вычеркнуть из своей особенной жизни. Лично я принял на вооружение принцип: Не лезь и не отталкивай! Да, это самый верный путь, который, уверен: хорош всякому!

Заболтался, прости.

Спаси тебя Христос! пусть немножко режет ухо нецерковному человеку, но если не Христос, то кто уже?

Пока. Андрей

 

22 ноября 2010 г. 21:28

Андрюшка привет! Я коротенько. Ты в каком-то из прежних писем говорил, что собираешься быть в пятницу. Г. сказала, что именины 25 ноября, а 26 -го в пятницу здесь делать будет нечего. Итак, всенощная в среду, литургия в четверг 25-го. Пересматривай свои планы, пока не поздно. Как понял ? Прием!!!!

 

23 ноября 2010 г. 13:08

Привет!

Все нормально, я же еду не на именины, а по другой необходимости, батюшку надеюсь увидеть в субботу, когда меньше будет народу. Так что, ситуация под контролем! Я, возможно, плохо мысли изложил, это у меня бывает.

Андрей

 

 

БАТЮШКА

 

Хочу теперь вспомнить один эпизод, связанный с протоиереем Иоанном (Мироновым), о котором мы с сестрой так часто упоминаем в нашей переписке.

На Рождество двухтысячного года меня мой родитель чуть не за руку привел в новгородскую Софию. Я не предполагая толком, чего он от меня хочет, пошел и попал в такой переплет! пришлось исповедаться, да еще отстоять длинную архиерейскую службу. Так же не помню особенных ощущений после первого своего Причастия кроме нечеловеческой усталости и сдержанной досады на родителя. Нет! было еще ощущение внутреннего самоудовлетворения, что потрафил отцу.

Удивительно, что уже через несколько недель эх, знать бы точную дату, наверняка это было что-то важное, я добровольно, один пришел в Софийский собор за тем же самым. Так началось мое воцерковление. Моим духовным отцом по отцовской рекомендации, стал тогдашний настоятель собора, ныне покойный протоиерей Анатолий Малинин.

Естественно, что пока он был жив (отец Анатолий ушел в Вечность в 2004 году, в Страстной понедельник), у меня не было надобности (да и возможности!) обращаться к отцу Иоанну за духовными советами. Однако, наездами я бывал на Цветочной, где меня, как сына Михайлова, привечали, сажали за один стол с батюшкой, где случалось с ним промыслительно перемолвиться.

Здесь отмечу особенность батюшки Иоанна: говорю, в отношении лично меня, но нечто подобное замечал и касаемо прочих иных. Возможно, она была обусловлена огромным количеством стекавшихся к нему отовсюду страждущих людей; особенность заключалась в том, что в первые годы моего воцерковления, батюшка весьма благосклонно ко мне относился, наделяя особенным вниманием каждое мое появление на петербургском приходе. Удивительно, что я попадал к нему в единственно нужную минуту, слышал то, что мне нужно было услышать именно тогда. Но, когда я утратил благодать неофита, батюшка словно так же утратил ко мне всякий интерес, на самом деле я это уже четко сознаю, давая мне возможность не столько укрепляться в начальной вере, сколько смиряться: Прежде всего нужно нам смирение! (Преподобный авва Дорофей).

Так вот. Однажды, после телефонного разговора с Аллой (когда я уже работал в Питере в стройгруппе, а она находилась одна дома уже в не лучшем состоянии, незадолго до отправки в хоспис), у нее, все время державшей себя в железных тисках, вырвался буквально крик души:

Андрюшка, мне страшно!!! после чего быстро овладев собой, уже деловито произнесла:

Будешь завтра на службе, спроси у батюшки, что мне делать? Я ведь уже не могу поехать ни в какие монастыри! она собиралась незадолго до того ехать куда-то на юг, в паломническую поездку в каком-то монастыре молились за онкологических больных и, говорили люди, что успешно.

Я принял такое ее поручение с неохотой, не подав, конечно, виду. Что спрашивать? все уже десять раз переспрошено. Ради того теснить прочих? Или на трапезе лезть батюшке под руку? Мне, разумеется, никто слова не скажет я там на особенном положении. Но мне-то каково? Это для меня было всегдашней проблемой подходят люди: Подведи к батюшке! Спроси у батюшки!

Но и отказать сестре не можно. Поэтому с воскресного утра пораньше отправился встречать батюшку ко входу, на церковную лестницу. Мне не повезло Володя Бобылев со товарищи быстренько проволокли его под локоточки мимо меня и других охотников, в келейку; из нее он, против обычая, сразу проследовал в алтарь, куда тут же выстроилась длинная очередь. В очередь я вставать не стал, стыдясь дежурно спрашивать: Батюшка, как быть Аллушке, она не знает, что ей дальше делать?, а отправился на хоры, где, опершись на перильца, смотрел, как батюшка ведет прием, раздает просфоры, приложив к глуховатому уху ладонь выслушивает страдальцев. Тут взгляд мой упал на Лик Спасителя, пересекся с Его взглядом.

Господи! неожиданно пришло мне на ум, Ответь Сам на Аллушкину просьбу! Я Твой совет передам, как от Старца!

Проникнувшись моментом, я отчего-то был уверен: Ответ будет! даже не удивился бы сейчас, прямо услышав в себе Божественный Голос. И случилось кому, может, удивительное, но не мне с подобными вещами я уже сталкивался; в небольшом помещении нашей заводской церкви в это предслужебное время всегда стоит оживленный гул народишко здесь собирается дружный, между собой тесно (воистину тесно!) знакомый, им есть что обсудить, пока никто за это их не пожурит. Тем более, все озабочены попасть быстрее и надежнее к Старцу, проявляют активность, иногда весьма непосредственную. Поэтому с балкончика обычно не особенно слышно, что батюшке говорят на ушко, и что он отвечает.

Сейчас же получилось необычно и особенно. Во внезапно наступившей полной тишине, женщина, чья очередь подошла, спрашивает у отца Иоанна:

Батюшка, моя знакомая больна раком. Уже все перепробовала, сделана химия, а состояние ухудшается и ухудшается. Она просила меня узнать, что ей дальше делать...

Я само УХО! И батюшка отвечает внятно, отчетливо, словно я стою рядом с ним.

Так удалось исполнить обещание: службу я стоял спокойно и умилительно, и передал сестре все в точности, дословно, что она приняла, как весьма утешительный совет.

Правда, случится это через три месяца, уже будучи в хосписе. А пока

 

30 ноября 2010 г. 18:13

Привет, Аллушка! Что-то мы давно не переговаривались. Как дела у тебя? Ты не в Новгороде ли, чай? У меня печальные новости от родни: у сводного брата жена Т. снова страждет. Ей была сделана операция по удалению молочной железы, теперь метастазы пошли в кости таза. Кругом беда, кругом болячки. И помочь-то можешь только словом, молитвой, а ведь люди мало веруют, оттого беда кажется особенно страшной. А другие пока безпечны, хотя сами на подходе. Завтра и они станут недоумевать, а ты кругом связан, ибо любое неосторожное слово, попытка объяснить, воспринимаются, как кликушество или злорадство. У сына все на ниточке висит. Жене позвоню: как дела? Отвечает: ничего хорошего. Поди, знай от вредности или на самом деле? Она у меня слишком долго лежала у телевизора, а сперва жила самовольную жизнь. Мне самому есть чего стыдиться, но я уже десять лет стараюсь поправить ситуацию иногда слишком рьяно, иногда неумело, иногда начинаю психовать; когда дело не ладится, ломаю то хрупкое, что, хорошо ли плохо ли, начало выстраиваться. Да, Аллушка, жизнь прожить не поле перейти. Особенно страшно, что даже в церковной среде нам трудно договориться. Ведь все болячки мiра заносятся и туда. Ты бываешь на Цветочной, многое сама видишь своим острым глазиком. Очень тяжело сглаживать, если самому хочется рявкнуть. И рявкаю, а выходит щенячий визг. Живем благодатными минутками. Мы уже с тобой говорили про это. Их и надо ценить. Это наша сегодняшняя настоящая жизнь. Извини, опять разсупонился. Привет всем Флотикам и твоим друзьям.

Андрей

30 ноября 2010 г. 23:08

Привет горемычный! Вчера тебе хотела чиркнуть, не получилось. Как-то ты засекретился в Питере. Я пыталась тебя разыскать. Думала, возвращаться будешь через Новгород. Есть нужда маменьке передачку послать. Она тебя, кстати, тоже набирала. Телефон твой был отключен.  Довелось ли тебе пообщаться с батюшкой и чем он тебя вразумил? А что означает на волоске....? Быть может ты по-родительски смотришь  на ситуацию через увеличительное  стекло? Ну, ты меня понял. Никчемный из меня утешитель. Поделюсь пожалуй впечатлением от концерта ДДТ, на котором побывала в минувшую субботу. У меня одна знакомая  много лет занимается организацией концертов Шевчука. Вот в этот раз  пыталась сделать акустический концерт в большом зале филармонии. Акустическим он оказался только на афишах. Зал там, конечно, тяжелый. Получился, так сказать, альтернативный рок в филармоническом зале. Знаешь, я не частый гость в концертах, но здесь было грех не пойти по пригласительному билету. Аранжировки меня потрясли. И стихи... Он читал свои стихи в музыкальном сопровождении.  Музыкантам честь и хвала, и большой респект. Ну, что тебе еще сказать про Сахалин? Про Сахалин, пожалуй, ничего. А в моей Старой Деревне снег и мороз, чему я несказанно рада. Пожалуй, пора и на боковую...Конец связи!

Исаева Алла.

1 декабря 2010 г. 10:34

Здравствуй, сестрица!

Письмо начать хочу с благодарности, приятно удивляешь. Очень часто на мои душевные тексты особи женского рода начинают сами присюсюкивать, а ты служишь мне добрым таким ковшичком холодной водицы, и здесь нет никакого подтекста. Рад, что ты побыла на таком хорошем мероприятии. Я местами Шевчука не принимаю, но то, что это правильный пацан, я принял для себя утвердительно. Нет, пацаны слово не еврейское.. Или мы, как многое другое, наполнили его собственным смыслом.

В слабое извинение собственной пропажи: в Питере был очень финансово неблагополучен, экономил на чем только можно, даже лишний проезд в метро себе не разрешал. А нужно было еще хоть что-то принести в клювике сестрам, да на Цветочную придти не только, чтобы отожраться в трапезной. И времени было в обрез. Прости, сестра! Прости. Приезжал я из-за настойчивого приглашения на отчетно-перевыборное собрание питерских писателей. Оказалось, что это была их перестраховка, но мне было небесполезно посмотреть, что это за братия, хотя я примерно себе представлял именно так. Увы, увы! Прицеплю тебе пару файлов, рассказики Людмилы Шумиловой, которая никакой ни член Союза Писателей, и лучше, наверное, ей туда и не вступать, вдруг переменится. Мне много довелось ездить, ходить, встречаться. У нас в стране каждый второй талантлив, при том, что каждый третий сука порядочная. Оказывается, безопаснее жить в избе, чем во дворце для человеческой личности. Если можно, уточни, какие песни тебе понравились из Шевчука; может, запомнила примерно слова, чтобы можно было качнуть или еще как раздобыть.

Помогай тебе Бог!

2 декабря 2010 г. 16:16

Привет тебе мой милый братец! Стань на мгновение кроликом, развесь свои уши и закачай всяческие поздравления и пожелания ко дню своего рождения этак на пару тысяч мегабайт. Что, не влезает?! Тогда еще и в маленькую тележку. Чего нам еще желать? Пожалуй вот У Паскаля вчера вычитала мысль: Люди бывают только трех родов: Одни нашли Бога и служат ему, другие не нашли Его и стараются  Его отыскать, а третьи живут, не найдя Его и не ища. Первые разумны и счастливы, последние неразумны и несчастны. А те кто посередине, несчастны и разумны. Так что желаю тебе счастья, а разум у тебя уже есть

2 декабря 2010 г. 22:43

Привет, белая и пушистая сестра-крольчиха! Опять глупый компьютер куда-то дел мое письмо, которое тебе только что набрал. Техника, определенно, мертва в руках папуаса. Спасибо за поздравительную цитату. Одно скажу из той же оперы: богоискательство удел интеллигенции, а мы от нее уже приоторвались, или мним, что приоторвались. Чего Его искать?! Он везде. Мне очень нравится простонародный вариант молитвы: Ангел мой, пойдем со мной! Говорят, это дает хороший результат. Буду применять. Я после дежурства, пойду на боковушку.

Пока, Аллушка! Спокойной ночи!

3 декабря 2010 г. 19:42

Привет родня! Стареем братец, стареем. Вчера купила очешницу для своих новых очков для  чтения (увы, зрение ослабло). Только к вечеру вспомнила о покупке и давай искать очки, чтобы примерить их в эту очешницу. Искала-искала, пока не увидела себя в зеркале. Очки красовались  на голове (подвид кобра очковая). Если бы на носу, уже был бы клинический случай, а так еще ничего (надеюсь). Даже маманьке позвонила посетовать и посмеяться над собой. Так это я к чему....Человек очки на своем носу  не видит, а ты говоришь про Бога! Бог-то везде, да только мы не видим и не ощущаем Его по причине своей греховности,  или не понимаем, что видим. Если бы зримо видели и ощущали: это было бы уже знание, а не вера.  Кстати,  твоя вера отнюдь не сопровождала тебя по жизни с пеленок, в отличие от исконно деревенских бабулек-одуванчиков, не замороченных каким-либо знанием, так сказать, не просвещенных  в самом негативном смысле этого слова.  Под искательством Бога в контексте сказанного Паскалем  скорее всего  понимается некая внутренняя нравственно-умственная  деятельность индивида,  в результате которой происходит осознание Богоприсутствия. Можно придраться еще к тому, что Блез Паскаль говорит о каком-то счастье. Ведь счастье это всего лишь состояние или  чувство полного или высшего удовлетворения, т.е. категория переменная, бытовая. Вера наша , кстати , тоже  прихрамывает, иначе не отчаивались бы и не унывали.  Так что правильно сказано: ...верую Господи, помоги моему неверию...

5 декабря 2010 г. 17:59

Здравствуй, хорошая! Все время вынужден тебя хвалить, поскольку ты верно воспринимаешь мои письма. И на этот раз порадовала. Одна оговорка: я не придирался, а уточнялся. И Паскаль мне по нраву, и именно тем, что нашего лагеря из тех, кто через познание приходит к Богу, разумно. Но есть и другие. Про них сказано в Евангелии, когда Апостол Фома усомнился, а Господь его убедил, после чего сказал: блаженны не видевшие, и уверовавшие.

Современный, образованный человек обречен на сомнения и разрешает их посредством размышлений. Но гораздо лучше и больше помогает молитва просьба, ее ты и упомянула: Верую, Господи, помоги моему неверию! Любая другая просительная молитва есть по сути дела эта же молитва, лишь в частной другой формулировке. Но, если честно, такая наша пикировка и есть больше умствование, которое эффективно, но с приставкой мало-. Хотя и это годится, чтобы сколько-то двигаться. Ты мне не сказала, что у Шевчука тебе особенно понравилось. 10-ого числа я работаю последнюю смену, и начинаю собирать манатки. В Новгороде меня работодатели едва ли сильно ждут, придется побегать, а ты, сестра, помолись на этот счет. Тебя Боженька слышит. Ты у Него нынче в приближенных, со стороны это видно. Со стороны все лучше видно. Это и хорошо, но иногда больше плохо. Помолись за меня, сестра. Помолись. Мне нужно бы к весне сколько-то наковырять. Как сказал Достоевский: деньги это чеканная свобода. Как-то он их сильно здесь превознес, но по сути верно. Мы же маловеры, боимся с голоду умереть, хотя пузо у меня туго перетянуто ремнем, чтобы не расползлось. Вернулся с Крестец сейчас только, сразу и пишу. Поклоны и приветы от Федоровых, был я и у одноклассника, который поселился в Крестцах. У него хватает житейских проблем, но недавно родился третий ребятенок Серафимушка, я крестный. Сегодня был там на службе, смотрю девчонки идут к Праздничной иконе, потом Машенька (жена Игоря) с Серафимом на руках. Так благостно, будто я издалека вернулся к своим. А так оно и есть. Попили чайку после службы у них, потом Игорь проводил меня на автобус. Такие сцены долго стоят перед глазами, а потом откладываются куда-то глубоко.

С Богом, Аллушка! Пиши. Всегда рад. Как хорошо письма получать, особенно от дорогих людей. Андрей

5 декабря 2010 г. 19:48

Привет Андрей! Да я помню что ты просил меня дать тебе ориентиры по Шевчуку. Мне Татьяна (которая организатор концерта) обещала дать его стихи. В каком варианте, я не уточняла и сама у нее ничего не просила. Разговор был по телефону, когда я звонила ей в порядке благодарности на следующий день после концерта. После этого разговора я с ней еще раз разговаривала по телефону, но напоминать про данное ею обещание постеснялась. Решила подождать удобного момента. Поэтому ничего тебе заранее и не писала. Видишь ли, концерт не опера, никаких программок не выдается, поэтому ни названий песен, ни, тем более, слов я не помню. Да и цели такой не было, запоминать. А описывать в варианте как песня про зайцев, наверное, глупо. Хотя, изволь, могу упомянуть песню про нефть, которую всю выпили, а заодно выкурили и весь газ. Не обошел он вниманием и первый канал, изобразив что-то сатирическое на тему серый голубь серый боров. У него же все песни смысловые. Нужно слушать слова. Кстати, я посетовала Татьяне, что не всегда разбирала слова. Она пояснила, что по всей видимости мне посчастливилось оказаться в акустической яме.

Видимо в эту пятницу я поеду в Новгород. Ну ладно, буду заканчивать и прощаться.

7 декабря 2010 г. 12:38

Здравствуй, Алла! До вечера я выходной, ходил за водой на родник, чистил снег, наносил дров. Такая вот жизнь изнутри и снаружи романтическая, но, это каким глазом смотреть. Мне оно иногда в тягость, но если сравнивать с прежней, то гораздо лучше в город приезжаю, и начинаю страдать диванно-телевизорной депрессией. А трудишься, иной раз и вспотеешь, и раздражишься, зато и скучать некогда. Так уж Адаму было назначено, в поте лица кушать хлебушек.

Насчет Шевчука, это я так, разговор поддержать. В общем интересно, но не более того.

Как у тебя самочувствие? Ты молчишь об этом, можно и похвалить, а можно и побезпокоиться? Что там у Г.? меня не так интересуют детали, как ее настроение. Ведь все определяет настроение человека, оно многое может переменить. Я сам нытик унылый, но случаются благодатные минуты; причем, чем труднее, тем они благодатнее. Здесь и пафос, и будничность.

Планирую свой выезд на Новгород в воскресенье: в понедельник, в свой день Ангела, желал бы причаститься, в Софии если будет служба. Созвонимся, если что. С удовольствием наведался бы к вам с тетушкой в гости. Пока все. Молимся и за всех Флотиков. Помогай Бог! Андрей

11 декабря 2010 г. 19:27

Андрюшка привет! Я в Новгороде. Приехала в субботу утром. Письмишко тебе писала-писала (в редакторе), потом прервалась ненадолго, отвлеклась, а на следующий день информация уже была не актуальна, и написанное показалось такой чушью. Так что увидимся живьем!

Исаева Алла.

 

ВСТРЕЧА ЖИВЬЕМ

 

Выйдя из Софии новгородской после воскресной службы, я побрел по булыжной мостовой, пока еще сам не зная куда. Каждый приезд в Новгород оставлял во мне впечатление двойственное: с меня снимались деревенские послушания уборка снега, топка печей, вода; летом огород, безконечные ремонты и прочая-прочая. Здесь же суетиться не было нужды, и воспоминания всякие из прошлого сладко посещали. Я много здесь ходил просто так, безцельно по улицам детства, почти желая кого-нибудь встретить из прежней жизни. Одновременно встреч тех я опасался, причем небезосновательно. Получалось примерно такое общение:

Отчего ты оставил нас, гордый человек?

Я хотел разобраться в себе

Зачем тебе это? Живи, как люди живут! Ведь ваши же святые говорят, что нужно спасаться там, где ты есть!

Я не могу так, чувствую не то что-то. Мне нужно разобраться Здесь же слишком шумно, суетно.

Ты впрямь гордый человек! Это грех!

Да, это так Но я недоволен тем, как веду себя с окружающими. Раздражаюсь. Разточаю

Так исправляйся. Посмотри, ведь мы же терпимее тебя к окружающим, хоть и не претендуем на святость!

Вы терпимее не к людям, а к людским порокам. Здесь большая разница. Вы

Ты, того не запутывай, путаник! Ведь это очевидно мы не требуем друг от друга каких-то перемен, просто живем и все. Просто живем! Что здесь плохого? Работаем, деньги зарабатываем. Семью-то кормить, содержать надо? Или нет?

Простите меня. Мне нужно разобраться во всем этом. И я вовсе не настроен спорить с вами, сердить вас. Оттого и удалился

Ну и напрасно! Ты нам не мешаешь! Ты неплохой человек, ведь мы же помним, каким славным парнягой ты был прежде, чем ударился в религию. Отчего ты утратил чувство меры? Ведь это ваши святые говорят, что нужно никогда не забывать чувства меры!

всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную

Кто это сказал?

Спаситель!

Спаситель это ведь Христос?

Да!

Хм, странно А мы думали, Он добрый. Он же говорил про щеку, которую нужно подставить. Про последнюю рубашку. Не осуждать!

Вот я и пытаюсь разобраться

В чем здесь разбираться! Нужно ли бросить всех своих родных, отказаться от них? И ради чего? Чтобы получить чего-то там во сто крат? Чего ты хочешь получить? Какую выгоду? У, бука, да ты хитрый!

Простите меня. Я не смогу вам теперь это объяснить. Для этого нужно перевернуть мышление.

Да, это заметно, что ты гм перевернул мышление. Это, знаешь ли, очень заметно. Удивительно, что мы вообще время тратим на разговоры с тобой. Так ведь, жаль тебя, понимаешь? По-человечески жаль! Такой славный был парняга! Чего тебе не живется, как всем нормальным людям. Добро тебе не дают здесь делать, что ли? Делай! На доброе здоровье! Нам вот, например, на даче нужно помочь, дом новый строим. Поможешь? Мы и заплатить можем, есть где жить, в холодильнике полно всякой еды, а ты не при делах. Заметано?

Постараюсь, при случае. Но, понимаете, я вижу, что это не главное, что вам нужно сейчас.

Ну, дружище! Ты уж позволь нам самим решать, что нам нужнее. Ты знаешь, что у нас по кредитам только каждый месяц десятка щелкает? А Вовке с институтом помочь? Там профессора совсем стыд потеряли, деньги рюкзаками возим! А за квартиру, знаешь, сколько нужно теперь платить? Бардак кругом! Что ж ты сдался, ушел из власти, оставил прохвостам все на их произвол? Этому у вас в церкви учат? Бежать от проблем?

Я хотел молиться за вас

Слу-у-шай! Помоги лучше материально! Толку выйдет больше! У нас все нормально, не надо за нас ничего бормотать по дальним углам. Ты лучше стань нормальным членом общества, понимаешь?! Отчего нам не зажить, наконец, по-человечески? То рабы у царя, то у Бога А Богу это надо?! Он хочет, чтоб ты человеком был! Человеком! Понимаешь? Человек это звучит гордо! Маяковского помнишь? Я с теми, кто вышел строить и месть

Он застрелился

Застрелился! Это еще бабушка надвое сказала! Мы вот тут по телевизору видели, в одной передаче, так он вроде и не сам застрелился Ты, говорят, телевизор не смотришь?

Мало

Да, тяжелый случай! Слышал? вашего убили! Странно, кому мешал! Вы, вроде, тихие. Ты, правда, это, приезжай к нам на дачу. Ты же был у нас, тебе нравилось раньше.

Да, у вас здорово. Дом крестьянский, настоящий. Склон южный. Яблоня хорошая, яблоки вкусные на ней

Дедова еще. Засохла чего-то. Да ладно, там у нас по проекту будет терраса, дом не вписывается. Все будет по проекту, понял? Склон временно экскаватором попортили, но уже к твоему приезду там будет все в ажуре, зарастет. А так, все новое стекло, бетон! Новоселье! Доброго добра! Ешь, пей, веселись! Слушай, а какую лучше икону повесить в большой комнате? Ты же в этом разбираешься. Ну, чтобы дом долго стоял, чтобы воры не залезли. Есть такой главный, с крылышками и сабелькой.

Архистратиг Михаил. С мечом.

Шутка! Знаем. Мы тоже не лаптем щи Слушай! Возьми нам, ты же часто там бываешь Только освященную. Или даже парочку. А4, а вторую поменьше формата, В5, мы ее в прихожей, при входе повесим. Приедешь, привезешь! На, возьми, возьми! Сдачу бросишь там, сам знаешь куда, в ящичек. И это помолись Ты, наверное, правда, ближе к этому А нам некогда, понимаешь? Эх, парень!

Хорошо

Неужели ты думаешь, что мы враги православия. На одном языке разговариваем! В Финляндии заходили в наш храм, православный! во где благодать на благодать! А тут!.. Куда ваши священники смотрят? Что эти вахабиты творят? Между прочим, один наш знакомый эфэсбэшник, умная башка, сказал, что группа Звери и Ксюша опаснее для Кавказа, чем десантная дивизия

Мне ее жаль

Кого? Ксюшу? М-да, ладно, потом как-нибудь поговорим поподробнее. С тобой интересно, да надо ехать! Дела! тебе уже не понять. Ты ж у нас вольная птица! Может, подвезти? Ну, как знаешь! Бывай! Ну, чудила Надо же! Такой славный парняга был!

Этот диалог отчасти надуманный, но не так, чтобы очень. И после нескольких дней пребывания в Новгороде, мне уже хочется домой, а точнее я вылетаю отсюда, как пробка из бутылки, приходя в себя лишь в автобусе. Но сейчас шел лишь второй день моего пребывания, и я еще никого не встретил.

Включил мобильник, сразу пришла сэмээска: вам пыталась позвонить Алла. Соединился.

Привет! Ну, ты где? с ходу взяла она инициативу в собственные руки.

В кремле. Из собора вышел, со службы.

У пауза, чуточку мнительная: дескать а у меня настроения не было сегодня идти в храм. А у меня настроения а мы с Вадькой на набережной. Ты к нам когда собирался?

Вадим родной брат Аллы. Младший. Недавно, по молитвам матери, стал мужем и отцом когда уже все отчаялись.

Да хоть когда. Вот, сейчас горбатый мост перейду. Вы где есть?

У Диеза. Рядом. Подходи. Алла заговорила короткими фразами, как всегда, когда торопилась заканчивать разговор. Я тогда с Шуриком навстречу пойду.

Хорошо.

Если начистоту, я шел без особенного воодушевления. Говорил уже характер у сестры сформировался весьма стервозный, пусть наша ровная переписка не введет никого в заблуждение. Письма можно редактировать, а некоторые можно и не публиковать, правда же? Впрочем, мне цензуры почти не пришлось применять самому удивительно. Видимо, необычность ситуации дала себя знать. А сейчас что, ситуация обычная?

Перешел через горбатый мост, зябко втягивая голову. Тогдашнее начало декабря две тысячи десятого, если мне не изменяет память (в Записках у меня на этот период получился пробел, ежедневник кончился), вышло не зимнее. Но декабрь есть декабрь. А там, на мосту ветер дул так, что боязно было смотреть на редкое ограждение. Каждый раз удивляюсь отчего так сделали? Ведь ребенку увалиться запросто, а человеку с хлипкой психикой может невесть чего придти на ум. Меня тоже будто притягивает, даже страшно подходить.

Несет Волхов свои мутные воды, уж столько лет несет без меня, со мной и скоро опять без меня. Был Андрей и нету. Пару деньков буду, и опять уеду. Нет, все же я скучал по тебе, река! Я же вырос здесь, на твоих берегах. В том тоже будто жертвенный отказ: я чувствую себя рожденным для жизни на берегу большой реки. А живу иначе, возможно остаток жизни.

И-Н-А-Ч-Е. Когда несколько раз повторить вдумчиво слово, то либо обретаешь его подлинный смысл, либо вовсе теряешь если умом отвлечешься, оставив попусту на языке. Надеюсь, что с того будет прок жить иначе, нежели хотел. А чего я хочу?! Мало ли. Я о том уже давно и думать запрещаю себе. Отчего? Это временное, безнадежное. Жертвенному человеку для себя и для людей, нужна Вечность. Не то его жертва утрачивает смысл, как без ума повторенное слово.

На Торговой стороне людно. Очередной крупный торговый центр, открывшийся в корпусах бывшего секретного завода великого по истории, невеликого по численности города вопреки моей элементарной логике, не обанкротился, а процветает. Принцип барахла незыблем, как физические законы. Спрос рождает предложение, предложение дальше ра(з)кручивает спрос, и так без конца реакция уже необратима. И мне, свежему человеку дикому, это дико видеть. Я столько потерял товарищей не под танками, на барахле!

Вот и Аллушка, у скамейки, с трудом высвободив руку, коротко помахала мне. Держит огромную сумку. С племянником! Теперь как только не упакуют ребятишек.

Привет! еще раз здороваемся. Я забираю сумку:

Можно поглядеть?

Он спит. Ну, погляди.

Ух, слатенький! А где родители?

Закупаются.

Звонит мой телефон. Это Вадик.

Ну, вы там встретились? Не замерзли? Шурик спит?

Да. Не. Спит.

Мы тогда еще тут побродим. Татьяна наглядела себе

Давайте, давайте

Предлагаю Алле:

Пройдемся? Холодно стоять-то!

А тебе не тяжело будет?

Скажешь тоже, исподволь наблюдаю сестру. Неплохо выглядит со смертельным-то диагнозом. И держится хорошо, спокойно.

Мы проходим мимо плавучего ресторана, он не так давно появился прежняя Алка обязательно бы обратила внимание: Построили? Вот тебе и провинция! Давай, зайдем?, сейчас и глазом не ведет.

Причащался?

Завтра. На именины.

С возрастом к возрасту никак не привыкнуть. Не верится, что куда-то делись тридцать-сорок лет жизни. Будто долго спал, проснулся а тебе уже полтинник. Ближе ощущение, будто ты сильно загулял: оттуда плохо что помнишь, только что нехорошего натворил много. Хорошо помнишь детство, неплохо юность, а потом смазанное пятно. И пробуждение. Отрезвление.

Не очень, наверное, благочестивое откровение и не сказать, что я такой ужасный в прошлом гуляка. Или сказать? Не знаю. Но сейчас идем с Алкой по набережной, я на нее гляну и опять оторопь берет взрослая, можно сказать пожилая женщина идет рядом, а лицо у нее Алкино. И я знаю у меня где-то в голове записано, что Алла больна раком, что она знает об этом, вот и сейчас

не знаю, сколько мне там год, полтора, но не хочу я, Андрюшка, этих больниц, процедур, анализов. Сбежала. Сейчас мамушке с ремонтом помогаю обои, интерьер. Знаешь, какую классную в Интернете штуку нашла!

Я больше молчу. У меня с давних пор внимательность выработалась в тесном общении с сестрой. Одно неосторожное слово и пошло-поехало

Поедешь к нам? Маменька, наверное, уже тоже с церкви пришла. Почаевничаем!

Почему нет? Только недолго. У меня еще дела есть в городе.

Были у меня тогда дела? уже не помню точно. Приехал я мамушку наскучившуюся утешить, на день своего Ангела поисповедаться, как надеялся, получше, а по месту теперешнего жительства исповедь общая, скорая.

Мы прошлись до моста, обратно вернулись, постояли у скамейки. Младенец так и не проснулся, спал крепко на свежем воздухе я, время от времени заглядывал под козырек сумки, один раз потрогал крошечный носик теплый, не замерз!

Говорили не так и много, паузы не тяготили. Погода, настроение все было тихо, гармонично, как-то по-прощальному не страшно.

Наконец пришли Вадька с женой, оба такие деловенные! Я Вадькину Татьяну увидел тогда, кажется, впервые. Второй раз уже на Алкиных похоронах. Сейчас она затараторила Алле о своих находках: они тоже делали ремонт в своей квартире, вили гнездышко, Алла же, видать, получилась за столичного эксперта. Вкус, надо признать, у нее впрямь наличествовал. И в шопинге какое дерьмовое словечко вошло в наш язык! тоже разбиралась. Пока Вадька вез нас на родительскую квартиру, они увлеченно стрекотали. Я тоже в чем-то проявил свои строительные познания, удерживая на коленях доверенную сумку с племянником.

Вадька высадил нас у подъезда, и они умчались, говорю же деловые! Мы снова праздные стариканы, смиренно дождались лифт и поднялись на восьмой этаж. Открыла нам тетушка мать Аллы, очень мне обрадовалась: мы разцеловались, и она продолжила хлопотать на кухне, что было не худо после церковной службы. Чайник быстро закипел, макароны быстро разогрелись; мы с тетушкой повернулись к иконе, чтобы помолиться. Тогда случился очень мне неприятный инцидент. Едва мы произнесли Отче наш, как Алла, презрительно фыркнув, выскочила в коридор. Я огорошенно посмотрел на тетушку.

Вот, Андрюшенька, печально посетовала та, она у меня так кровушку и попивает. Я уж думала, что по болезни поуспокоится... Мне это было и грустно, и удивительно. В наших с сестрой духовных разговорах и письмах, она проявляла себя весьма просвещенной в вере отцов, цитировала из Евангелия, из Игнатия Брянчанинова. Вот, на паломничество съездила

Да, Алла была не вульгарная стервочка! Ей впрямь был попущен бес об этом уже говорю уверенно. Другое дело, по маловерию она не могла принять этого факта, бес же вел себя скрытно, ограничиваясь локальными скандалами, конфликтами бытового уровня, ведя ее к унынию и дальше. Однако такие моменты, как соборная, родственная молитва он не мог стерпеть.

Здесь ответы отчего Алла не могла находиться в храме (кстати, как многие прочие, им бы задуматься на эту страшную тему); отчего батюшка Иоанн отнюдь не распахивал объятия навстречу страждущей. Да он бы распахнул, не побоялся, не побрезговал, но Старец прозревал, что сама носительница не была готова к войне за свою душу.

Моя питерская тетушка Галина со страхом ра(з)сказывала, как однажды Алла (еще в самом начале своего питерского обживания), в очередной раз похулив близких, не обе(з)печивших ей достойный уровень, выпалила, что, мол, готова душу заложить за преуспеяние. Возможно, это тетушкино такое преувеличение, но вообще-то на ту Аллу это было похоже.

Все?! заглянула она на кухню через десяток минут вроде, как ни в чем не бывало. Я знал эти ее как ни в чем не бывало. Она, было, мать обидит до глубины души, уедет впопыхах в Петербург, а потом мне звонит плачет, пытается себя оправдать, да и повиноватиться тоже. Ей всегда было сердечно, отчаянно жаль обиженных самой же ею людей. А не обижать тоже не могла. Я и сам такой. Оттого, хорошо ее понимал, сочувствовал, хотя безмерно уставал от двух-трех минут общения.

Перекусили. За трапезой разговор был ровным: Аллушка ощущала свою свежую вину, тетушка уже приобвыклась, я же утешался нехитрой мыслью, что через полчасика здесь меня поминай, как звали!

Это была одна из моих последних встреч живьем с Аллой. Ей оставалось восемьдесят три дня. И столько же безмерно трудных ночей. Она умрет утром. При всех моих оговорках, свидетельствую это был мужественный человек. Пытливый ум. Незаурядная натура.

И у нас достает еще глупости обвинять Бога! Да всмотритесь же в судьбу человека целиком, не одним только днем скорбным, а в ее полноте: Красота! Мудрость! Гармония! Великая радость преодоления, постижения. И это может совершить любой, каждому позволено! И даже не знаешь, от кого что ожидать последние становятся первыми. Ну, разве ожидал я от стервозной сестрицы великолепный финал, который состоялся до точки, до поминальной трапезы в Ивушке, где неверующий отец, спокойно и уверенно, почти весело произнес:

Она очень хорошо ушла. И вообще, к концу жизни она точно осознала свой путь...

Осознание своего пути. Вот подлинный смысл земной жизни человеческой, где он отнюдь не завершается, а только начинается! Поверить в это значит, открыть себе Перспективу. Алла поверила. И открыла. И я это, Господи помоги, очень хочу зафиксировать!

 

 

 

 

ПОСЛЕДНИЕ ПИСЬМА

 

 

25 декабря 2010 г. 21:41

Привет, привет! Я уже пару раз скаталась из Питера в Новгород и обратно. Теперь уеду в Питер уже в понедельник. Какая-то суета сует. Вот, сегодня у меня на руках были старый (отец) и малый (племянник). Старый загрипповал. Капризничает, как и малый, принять лекарство, сидеть на привязи в своем лазарете и не разносить заразу по квартире не заставить. А малый устроил истерику: никто так и не понял, почему. Бегала от одного к другому. Мать уехала к  лежачей больной, которую ворочать нет сил, а надо. Засада полная, скучать было некогда. Но лучше быть занятым, чем невостребованным и ненужным. Ладно, заканчиваю, я у Вадика в компе в режиме экономии (трафик кончается), в любой момент может связь отключиться.  С наступающим! (Новый Год) Или (стесняюсь спросить) не праздник?! Г., например, оскорбляется, равно как за поздравление с днем рождения. Надеюсь, ты так не думаешь. Ну, до связи! Пока!

Исаева Алла.

26 декабря 2010 г. 17:23

Привет, сестра! Рад слышать твой электронный голос! Я снова на земле предков,
Юрий Николаевич уезжал в Питер, брату сделали операцию. Мне нужно топить дом, да, честно говоря, я плохо прижился в городе. Одичал. Теперь до Нового года решил не дрыгаться, это будет только лишний расход ресурсов, которых вовсе немного. Насчет Нового года поздравление принимаю, и отвечаю взаимно поздравлением; уточню лишь, что не испытываю эйфории от этого праздника, но ведь все мы хотим счастья и, по привычке, связываем надежды с цифрой. Да, паскудно звучит на фоне детских ощущений, и здесь и заключается моя циничная взрослая неправота, при том реальное понимание ситуации. Наша приземленность часто мешает нам радоваться. Что касается тетушки: она не так враждебна к Новому Году, как кажется, и сын ее очень трепетно относится к нему: они вместе празднуют. У меня же от Нового года не сильно веселые воспоминания, это не столько религиозные соображения, сколько личное. Ты, наверное, меня поймешь: есть периоды в жизни, которые хочется по-киношному чик! и вырезать. Но так не бывает. И шума теперь не люблю, вчерашний рокер: здесь ты тоже меня поймешь. Мне не по душе современные праздничные программы: и здесь поймешь. А что касается мясных блюд: здесь, может и не поймешь, но поверь, что я пощусь не напоказ, так же как молюсь перед едой не напоказ или чтобы кого-то раздражить. Я делаю это, вот уже десять лет, для меня это просто и естественно. Мы все разные. И дороги разные. Но они пролегают рядом, и мы можем, в принципе, переговариваться, иногда вместе посидеть, передохнуть, сколько-то вместе пройти, помочь поднести кладь. Это я опять на отвлеченные темы особенности моего мышления.

Пока все. Нас снегом занесло. Разгребу, полезу на печку, лапу сосать. Хотя есть уже и не хочется, были после церковной службы в гостях у Анны Александровны, наелись от пуза. Поклоны Флотикам, включая самых несознательных и тоже сосущих.

Андрей.

 

ПОСЛЕДНИЕ ВСТРЕЧИ

 

 

Я был у Аллы в хосписе всего два раза. Первый 25 февраля, в день Иверской Божией Матери. Было морозно и ясно, денек замечательный. Я немного побаивался. И напрасно. Хоспис небольшое аккуратное здание в зеленой зоне Петербурга (Лахта), внутри чистота и порядок, никакой казенщины, трупов душевно встретили меня в регистратуре. Попросили паспорт: Если есть, указали, как пройти в третий бокс. Боксы такие небольшие палаты: со стеклянными большими окнами в коридор, и с приличным набором удобств душевая комната, телевизор под потолком (по мне так и не надо бы), особенно удобная кровать, на которой, впрочем, не очень-то тянет поваляться. Кроме Аллы в третьем боксе лежала еще одна женщина, уже старенькая. Она, со слов Аллы, то приходила в себя, то опять начинала странно себя вести. Впрочем, нам тогда она никак не помешала. Алла была в хорошем даже будто восторженном настроении. У меня невольно закралось (не подтвердившееся впоследствии) опасение, что ее накачали наркотиками. А ей, похоже, просто удалось настроить себя на нужный лад хотя, что мы в этом можем понимать! Дома, в одиночестве ей едва ли было лучше. Страшнее, наверняка. У нее дело зашло очень далеко: наступила непроходимость кишечника, она уже не могла кушать. Однако, вела она себя довольно подвижно: когда я уже уходил, порывисто соскочила со своей чудо-юдо кровати, желая меня проводить покачнулась, чуть не упала, из чего не стала делать ни малейшей проблемы с улыбкой извинилась, придержавшись за мое плечо. Удивительно! настолько это не походило на знакомую мне колючку. И ни одной жалобы за весь разговор, который длился более часа: так, болтали, ни о чем. Она, кажется, уже не нуждалась в утешениях. Обмолвилась только, что за братца переживает: он сразу после того как, ну, ты понимаешь, будет заниматься квартирой и наследством, а мне плевать на эту квартиру (!!!), мне за него обидно. Я похвалил чудный вид из окна, отметил какая замечательная погода! Она без натуги меня поддержала, сказала, что у нее на душе по-весеннему празднично. Вот так.

Я не удержался (или, может, время тянул): заглянул в душ, восхитился больничным комфортом. Она подыграла: Представляешь! нам тут икру красную дают, сколько хочешь! Слу-шай! Давай! я тебя накормлю! Мне ж нельзя! Я не стал отказываться, хотя аппетита у меня даже на красную икру не было. Она дала мне котлету мясную, с хлебом была пятница, постный день, но я не стал отказываться. Потом достала банку с красной икрой и велела, чтобы я ел, не стесняясь.

Мне, говорит, уже никак. Пропадет

У меня возникло ощущение, что я маленький мальчик, пришел в больницу к больной бабушке своей, и она за мной великодушно ухаживает.

Уже когда уходил, и, как сказал, Алла пошла меня проводить до двери (если б я мог понять, что это она меня ПРОВОЖАЛА, ПРОЩАЛАСЬ!!!), я же глупо и неловко извинился, что не стану ее целовать: Сейчас везде грипп! На самом деле причина была другая, я все-таки немножко брезговал. И снова, удивительно Алла не поморщилась, не раздражилась на нелепицу (раньше бы обязательно последовал упрек), кивнула душевно так головой: Да, да, я понимаю, братик! Нельзя!

Здесь она меня сказал бы переиграла, но там уже не было игры! она меня укрепила в понимании, что это УЖЕ ДРУГОЙ ЧЕЛОВЕК! Господь открыл ей уже все, в том числе наши мелкие помышления. В чем я окончательно убедился во второй свой приезд, последний.

Мобильник Аллы вдруг замолчал. В хоспис ездили еще тетушка, сестра Маша; они сообщили мне, что все совсем плохо и дни Аллушки переведены в часы. Я работал на заводе, никак не мог дозвониться в хоспис ни по одному телефону не отвечали. Помолившись, уже поздним вечером, набрал мобильный номер сестры трубку сняли и послышались какие-то непонятные звуки

Алла, это ты? Ты слышишь меня?!

Хрипение или мычание.

Тебе плохо, Аллушка?

Опять тот же жалкий и страшный звук.

У меня сердце рвалось, но что я мог еще сказать?

Аллушка, потерпи! Я работаю, мне к тебе сейчас не приехать. Но в самое ближайшее время

Мобильник молчал.

Не знаю, насколько я сострадательный человек, но почти в каждую из тех восьмидесяти ночей я, проснувшись, размышлял: что такое творится сейчас ТАМ? Но, что бы я не мыслил, одно знаю точно в болезни каждый одинок, отрешен от человечества, бьется один на один с бедой. Бьется или сломался.

Субботу 5-ого марта канун Женского дня, власти объявили рабочим днем. Все, как с ума посходили, даже на нашем прицерковном заводе. В общей неразберихе, я уже с обеда удрал. Работяги со стройгруппы меня охотно отпустили у них в шкафчике, в раздевалке стояла заветная ноль пять. Кажется, не одна.

У метро Черная речка, где следует пересесть на автобус, чтобы ехать в Лахту, у узбека я купил кустик мимозы не время бойкотировать советские праздники.

Погода так себе, хоть и явная весна: облачность, временами валил снег, который сразу принимался таять. Я знал, что к Алле проститься, приехала из Новгорода вся ее семья. Надеялся, что мне будет легче в их присутствии себя вести. Но, оказалось, что я жестоко ошибался.

Войдя в бокс, ужаснулся перемене. Алла и в прошлый раз выглядела не ах! короткая стрижка, сильно похудела, нос сделался хрящеватый такой. Но то, что увидел сейчас! в кроватке маялся скелетик, обтянутый желтоватой кожицей, а острые локоточки зачем-то были намазаны зеленкой.

Глаза у этого получеловеческого существа были прикрыты, оно безпокойно ворочалось с боку на бок не жаловалось ни на что, не стонало: просто перекладывало себя, словно ему было очень жарко и неуютно.

У постели стоял с растерянным, жалким видом дядя Вася ее отец; пытался поправлять одеяло, что-то говорл, адресуясь к своему детенышу, но видно было, что сам он уже отчаялся что-то для нее реальное сделать. Он, как и остальные, приняли для себя, как возможно нечто утешительное, что Алла неадекватна.

Но, это было не так. Когда я вошел, сам безмерно растерянный, произнес сюсюкающее: Аллушка, а я тебе, вот, цветочки принес! Алла, неожиданно внимательно глянув навстречу, затем протянула едва слышно, как бы разочарованно:

Спа-си-бо.

И отвернулась на другой бок. Она ждала чего-то или кого-то другого.

Я встал рядом с дядюшкой что делать, что говорить?! поинтересовался, где остальные? Поехали по каким-то делам, собирать вещи или еще что-то такое. Мы, как два остолопа, стояли рядом с постелью умирающего человека дядя Вася время от времени преувеличенно осторожно и как-то боязливо, поправлял одеяльце, произносил несколько увещевающе-утешительных слов, и отворачивался ко мне формальные вопросы задавал; мы ж не виделись давно; так же неловкие где я работаю, как условия проживания

Все было невыносимо глупо. И для Аллы совершенно безполезно. И тут я сделал то, что мне будто Кто подсказал: открыл портфель (отцовский еще), достал Псалтырь для чтения по усопшим, но там, я знал, было так же Последование при исходе душе от тела, внегда человек долго страждет. Эту самую Псалтырь мы всем приходом читали над гробом моего отца.

Дядь Вась, можно почитаю молитвы? спросил на всякий случай, помня про его атеизм. Тот махнул рукой.

Вы не против? зачем-то заглянул я к старухе за ширму.

Бабушка, оказавшаяся сейчас вполне вменяемой, горячо выразила свое согласие.

Я начал читать:

Боже, в помощь мою вонми: Господи, помощи мне потщися. Да постыдятся и посрамятся ищущие душу мою

Тут случились сразу две удивительные вещи. Во-первых, Алла немедленно оставила метаться: и уже до самого конца чтения лежала спокойная и внимательная. Во-вторых, на улице выглянуло из-за туч весеннее солнце, озарив пронзительно ярким светом нашу комнату. Сделалось, действительно, покойно и утешительно. В комнате было тепло, сейчас потеплело и на душе. Я читал ровно, монотонно, как принято читать Псалтырь, и чувствовал: с этого момента наконец все идет так, как должно. Я вдруг ощутил огромную свою здесь значимость.

К нам заглянул кто-то. Оказалось, женщина из соседнего бокса.

Что, батюшка уже пришел? спросила она.

Я прервался.

Нет, говорю, я мирянин. Просто читаю Псалтырь. А что, батюшка должен придти?

Да! Он должен придти, причащать! У меня здесь сын

Дядя Вася подтвердил, что тоже такое слышал. И медсестра как раз зашла, тоже подтвердила. Я почувствовал себя вовсе хорошо.

Аллушка, слышишь? воскликнул, сейчас придет батюшка, причастит тебя, и тебе станет много легче!

Она шевельнулась, стала приподниматься, в жадной какой-то нетерпеливости.

А вы нам не почитаете потом? спросила бедная мать.

Как ни жаль, однако мне надлежало порадеть о своем человечке. Но я достал из портфеля молитвослов сестры Маши, показал ей, что надо читать. Она ушла, а я продолжил чтение.

Все получалось теперь как-то очень гармонично. Только я прочитал молитвы, закрыл книгу в некотором малом замешательстве, и тут же появился батюшка, с ним молодой человек, помощник.

Алла, батюшка пришел! воскликнул я. И Алла снова послушно и готовно начала себя поднимать. Это было одновременно и жалкое, и умилительное зрелище. Над кроватью висела специальная перекладина. И неадекватная, похожая на саму онкологическу смерть, Алла тянулась худыми ручонками с зелеными локотками, норовя ее, эту перекладину, поймать.

Лежи, лежи, дорогая! сказал батюшка. Не нужно подыматься! Сейчас мы тебя поисповедуем.

Он обернулся к нам с дядей Васей:

        Вам придется выйти!

Мы повиновались, оба с чувством огромного облегчения. Я потому что видел, как Милость Божия совершается над моей сестрой, дядя Вася не знаю, возможно, оттого же самого. Я не смогу даже теперь, и даже самому себе объяснить, что там со мной было высочайшее напряжение всех моих душевных сил или, напротив, состояние отупления. Не знаю. Эти вещи не по уму, невозможно описывать, что, наверное, даже хорошо. Это тайна своего рода. И время в ту минуту было иное, чем обычно: и стремительное, много в себя уместившее, и сразу замедленное, как века или годы. И присутствовало ощущение, будто мы пешки какие-то несчастные, и одновременно что присутствуем и даже участвуем в чем-то невыразимо Важном, что нужно обязательно запомнить, врезать себе в башку на всю оставшуюся жизнь. Не могу говорить за дядю Васю; откуда я знаю! что он чувствовал, но у меня самого было еще впечатление, что мы с ним здесь, за стеклянным окном бокса, как два сиамских близнеца, скрепленные чем-то общим, питательным, необходимым. Не было разделения на отдельных человеков; нас соединила эта беда? Нет! важная задача, которую следовало исполнить сообща. Исполнить! именно исполнить! О! как отчетливо и больно видишь в современной действительности, что люди ежедневно уклоняются от исполнения Того, что непременно подлежит быть исполненным. И через его неисполнение страдают, и через его неисполнение недоумевают отчего нам так худо? Избери себе жизнь, чтобы жить! (3 Ездры, 7, 59).

Когда нас позвали обратно, когда я, вместе с батюшкиным помощником, пел: Тело Христово примите, Источника Безсмертного вкусите я был счастлив, как, казалось бы, не может быть счастлив человек в хосписе, у постели умирающей сродницы. Но я видел воочию: ОНО ИСПОЛНИЛОСЬ! при моем непосредственном участии, я сам был ЧАСТЬЮ ЕГО, и моя сестра Алла была ЧАСТЬЮ, и она была теперь в безопасности, в недосягаемой безопасности. От кого? Нужно ли объяснять верующим, и имеет ли смысл объяснять прочим?

Однако, земное счастье быстротечно. После блаженных минут шумной гурьбой ввалились младшие сродники, начали прямо в палате, переменять симки в телефонах; телефоны те зазвонили, запикали, Аллушка опять безпокойно заметалась на кроватке своей, а я позорно (или премудро) бежал, сообразив мой выход завершен.

Огромное ли впечатление того дня, может, малодушная боязнь, что Свершившееся может как-то обезцениться невнятной концовкой, а больше всего искренняя жалость к страждущей сестре подвигли меня той ночью, ночью накануне Прощеного воскресенья, к дерзновенной молитве. И, уже лежа на раскладушке в библиотеке, расположенной прямо над церковным алтарем, я вспоминал Аллушку и так же слезно просил у Бога для нее милости.

Но я безмерно устал. Заснул. Проснулся по будильнику, когда на хорах задвигались робкие тени богомольцы со всего города съезжались к нашему Старцу о. Иоанну Миронову со своими житейскими скорбями.

Я оделся, умылся, привел себя в порядок. В храме быстро сделалось тесно: здесь всегда так, а на последнюю перед Великим Постом воскресную службу и подавно; я остался стоять на хорах, рядом с колоколом, где пробыл всю службу. Уже спускаясь вниз, к отпусту, встретил тетушку, которая лишь глянула на меня, и я все понял.

Господь услышал. И дал явный знак о том. Умереть, причастившись Христовых Таин, на Прощеное воскресение, от безнадежной и тяжелой болезни смерть, которая многое говорит православному сердцу. И еще Алла ушла в день рождения своего отца. Она и родителю своему неверующему оставила шанс. Она всегда очень жестко ставила вопросы. Сама, наконец, нашла один-единственный Ответ на все сразу.

Царство Небесное Аллушке! Конец и Богу слава!