***

Зачем своим пренебрегаем днем,

Сверх меры восхваляя день вчерашний?

Черпаем уваженье к предкам в том

Иль утолить злословье только жаждем?

Оно не напоимо, вот те Крест!

За все благодарить нам должно Бога.

Синеет небо. Зеленеет лес.

Желтеет вдаль идущая дорога.

Погост, кресты Родные, мы живем!

За вас, и за себя, и за грядущих

Потрудимся, помолимся. Поймем!

От нас зависит, чтобы стало лучше.

 

Февраль

Еще синица не поет,

День робко светом набухает,

А сердце радость не вмещает

В пусть даже свой последний год.

 

Уже нет дела до хлопот,

Не нужно возводить чертоги,

Ушли вчерашние тревоги,

Ведь наступил последний год!

 

И снова в детство попаду,

И буду с вами без боязни,

Прощанье отмечать, как праздник

В своем предбудущном году!

 

Ночная вахта

Угрюм февральский вечер.

В моей душе светло.

Снежинки клеит ветер

На мокрое стекло.

 

Хоть службу туго знаю,

Я сторож, не цербер!

Умильно созерцаю

Очередной шедевр.

 

Всего одно мгновенье

Ему отпущен срок.

Художник, знать, блаженный!

И зритель дурачок!

 

***

Я признал половину вины,

Что ж, давай и твою половину!

Раз не смог быть когда-то мужчиной,

Значит, буду терпеть от жены

 

 

***

В сером небе березе ветер голые ветви ломает,

Он еще не устал, покружив над моей стороной.

Где-то рядом весна. Снег упал и под утро растаял

Не спешил бы, ведь март может вдруг обернуться зимой.

 

Много лет я весну торопил, как спасенье из плена,

Мне казалось, назавтра станет радостней жизнь, чем вчера,

И ее я загнал, как коня, так что клочьями пена

Видит Бог! мне коня пожалеть наступила пора.

 

***

 

Поселковые мальчишки,

Сбитые коленки,
Речка, лес, в кармане спички.

Сашка, Колька, Генка.

 

Два за русский, пять по физре,

Батькин подзатыльник.

ПТУ, гитарный вызвон,

Практика, будильник.

 

На троих бутылка водки,

Первая получка.

Два в Афган, и в зону ходка,

Разбери, что лучше.

 

Дембель, гласность, перестройка,

Водка по талонам,

От старухи самогонка,

Генке снова зона.

 

Сашкин батя удавился,

Яму рыли вместе.

На поминках тесть опился,

Будничные вести.

 

Понедельник, воскресенье

Пьянки хороводы

Нет просвета, нет спасенья,

Сельскому народу.

 

В судьбах не найдешь различья,

Без расстрела стенка.

Русь. Погост. Кресты. Таблички.

Сашка. Колька. Генка.

***

Ночью сел я на поезд,

Это было давно.

Кто-то спал, кто-то бредил,

Кто-то плакал в окно.

 

С этим странным народом

Стал я вдруг заодно

То я спал, то я бредил,

То я плакал в окно.

 

Неприкаянным душам

Колесить суждено

Кто до станции Небо,

Кто до станции Дно.

 

***

У жадного счастья стеклянные ножки,

На первой же кочке недлинной дорожки

Завалится и разобьется.

Заплачут хозяева жадного счастья,

Обратно собрать его станут пытаться

Ну что им еще остается?

 

Не склеится накрепко счастье такое,

И время хозяевам тратить не стоит,

И делать печальные лица.

Им лучше устроить щедрое счастье,

Пригляду не нужно, не надо бояться,

Что что-то со счастьем случится.

 

А как его сделать? Да проще простого,

Не брать, а давать, никого не злословить,

И все будет точно в порядке.

А если несчастье во двор забежало,

И злюкой на щедрое счастье напало,

Не нужно препятствовать схватке.

 

У щедрого счастья достанет силенок,

Хоть с виду оно будто малый ребенок

Управится быстро с бедою.

Вы в песне моей не найдете лукавства,

Вчерашний заложник жадного счастья,

Я вам не желаю плохого.

 

***

В бездушный век пластмассовых сердец,

Когда нет лиц лишь сменные панельки,

Когда в земле сырой лежит отец,

Чем утешаться мальчику Андрейке?

И бабушка блинов не напечет,

И не нальют ситро за три копейки,

Глухарь на токовище не поет

Чем утешаться мальчику Андрейке?

 

Но мамушка твоя еще жива,

И печь блины теперь ты сам сумеешь,

И сединой покрыта голова,

И, Бог даст, будешь дедушкой Андреем.

Теперь другим быть постарайся нужным,

Остаток жизни так прожить сумей-ка,

Терпи, молись, старайся мыслить глубже,

Довольно хныкать ты ж мужик, Андрейка!

 

***

Дворничиха асфальт метет,

Дометет и пойдет пить чай,

Этой тетке хватает забот,

Я таких здесь много встречал.

 

У нее похоронен муж,

Сильно пьет-обижает брат,

На душе у ней стылая глушь,

Ну, а если точнее ад.

 

Говорил я ей брось курить!

И конфетками угощал.

Но ее мне не убедить,

Я таких здесь много встречал.

 

Пока курит, любит кормить

Голубей вон, опять летят!

Я уверен Господь простит

Переживших заживо ад.

***

Апрель исполнен света. Взгляд опустишь

Люд заводской шагает на обед,

А по асфальту прыгают лягушки,

Не ведая про КЗОТ и турникет.

 

Апрель исполнен неба. Дикой птицей

Мне хочется подняться на крыло,

А держит что? Кормушка? Страх разбиться?

Людское мненье? Теплое жилье?

 

Апрель исполнен ветра. Беззаботно,

Копить дожди, оставив облака,

Теперь пылит по нашему заводу,

Меня чихнуть заставил, дурака.

 

Апрель исполнен жизни. Это чувство

Нам дарит Пасха в храм сходи, проверь!

А я привязан к графику дежурства

На календарный месяц, на апрель.

***

Многострадальная бумага

Терпела столько униженья.

Потом придумали компьютер

Но и ему не повезло!

И врут коль нет нужды в присяге,

И выражают чье-то мненье,

Предпочитая форму сути,

Все те, кому не западло.

 

Наморща лбы, сидят писаки,

Строчат кто ужасы, кто комиксы,

В кофейно-сигаретном трансе

Из слов монтируют каркас.

А прокуроровы бараки

Опять народом переполнятся,

При том, что президент ругался

Мол, худо с кадрами у нас!

***

БАНДИТ

 

Он ездит за черным стеклом,

Он часто бывает сердит.

Ботинок начищенный хром.

 

Красивой его подруге
Матерью стать не грозит,

Она просто секс, но не женщина.

 

А та, кто его не боится,

В старом альбоме хранит

Глупые фотографии.

 

Он повод для подражания,

Но будет когда-то убит

Лучшим учеником своим.

 

И как герою отечества,

Ему поставят гранит

На самой центральной аллее.

 

***

Жестоко мир наш устроен! здесь предначертано всем:

Либо богат и доволен, либо висишь на Кресте.

Мерзко довольство такое ангела падшего честь.

Если не умер душою, значит, ты выберешь Крест.

Не существует иного как ни кривляйся умом,

Как ни ищи обходного надо спасаться Крестом!

 

***

Все реже пашут огороды,

Покос заброшен у реки.

Не станет сельского народа,

Тогда изсякнут родники!

 

Когда для русской печи кладки

Умелой не сыскать руки,

И негде подковать лошадку.

Гляди, изсякнут родники!

 

Уже и жизнь не жизнь, докука,

Теряют мудрость старики.

Дойдет до крайности наука,

Тогда изсякнут родники.

 

С кремля нам ладят быт министры,

А на родник Иван-дурак

Спешит с пластмассовой канистрой,

Чтоб убедиться не изсяк!

***

Николаю Рубцову

Моя судьба твоей благополучней,

Знать оттого, не написать мне лучше.

***

 

Гляжу в себя.

Не вижу.

Слишком близко

Темно

Туманно

Зыбко

Не могу!

***

Небо как оцинковкой покрыли,

Но течет сквозь невидные щели,

То ли гребни загнуть не успели,

То ли просто листов не хватило.

 

И озябшие жмутся осины,

И пустая висит паутинка.

На солдатских гробах хватит цинка,

Чтоб закрыть им все небо России.

***

Появившись на свет вопреки всяким средствам,

Он плохого не знал и с собой не принес,

Не признали его был то ангел небесный,

И заставили жить, так как здесь повелось.

 

Только ангелу жить так заведомо тесно,

По асфальту ходить и про крылья не знать,

И бесовское зелье принял ангел небесный,

Чтоб хотя бы во сне удалось полетать.

 

Не от дури его отучали от детства,

Так, что думать забыл о сердечном тепле.

Знайте, он по рождению ангел небесный!

Только сложно таким уцелеть на земле.