Апостол и евангелист Лука
 

 
Молитва перед началом иконописания

Господи Иисусе Христе, Боже наш, Сый неописан по естеству Божества, и ради спасения человека в после­дние дни от Девы Богородицы Марии неизреченно воплотивыйся, и благоволивый тако во плоти описуем быти, иже святый образ пречистаго лика Твоего на свя­том убрусе напечатлел еси, и оным недуг князя Авгаря уврачевал еси, душу же его просветил еси во еже познати истиннаго Бога нашего, Иже Святым Духом вразумил еси божественнаго апостола Твоего и евангелиста Луку написати образ Пречистая Матере Твоея, держащей Тебя, яко младенца, на объятиях Своих, и рекшей: "Благодать от Мене Рождшагося, Мене ради, да будет с сим образом": сам, Владыко, Боже всячес­ких, просвети и вразуми душу, сердце и ум раба твоего (имя рек), и руки его направи, во еже безгрешно и изрядно изображати жительство Твое, Пречистая Матере Твоея, и всех святых, во сла­ву Твою, ради украшения и благолепия святыя церкве Твоея, и во отпущение грехов всем, духовно покланяющимся святым иконам, и благоговейно лобызающим оныя, и почитание относящим к Пер­вообразу. Избави же его от всякаго диавольскаго наваждения, егда преуспевает в заповедех Твоих, молитвами Пречистая Ма­тере Твоея, святаго славнаго апостола и евангелиста Луки и всех святых. Аминь.

 
 


English Version
 

 

Житие Прп. Серафима Саровского

Дивное Дивеево

Основы православия

Тематические разделы

Дополнительные ссылки

Карта сайта

Гостевая книга

 

Церковь Прп. Серафима Саровского

 

Начало

Дорога к храму

Жизнь прихода

 


Шестой урок:

Изображение фигуры  человека в живописи Андрея  Рублева

Этo рисунок фигуры апостола Павла с иконы А. Рублева. Апостол Павел изображен в полный рост и его фигура выразительна и содержательна. Кроме этого, здесь очень цепка и интересна графическая роспись контуров и складок одежды. В рисунке нет шаблона, все контуры и складки подчеркивают формы тела человека.

Манера письма у Рублева имеет и свои характерные особенности. В ней много изображения параллельных складок и изысканная форма пробелов.

 

Пробела инокопью в древнерусской живописи

Пробел как прием имеет свои разновидности. Одна из них — пробела инокопью, то есть бликами и четкими, прямолинейными штрихами. На выпуклых частях фигуры или выдающихся частях других изображений наносились «силки» (пятна), а от них располагались равномерно штрихи, которые от силков несколько утолщены, а расширяясь, постепенно сходят на нет.

В древней живописи этим приемом выделялись фигуры особо значительные в композиции иконы, подчеркивались формы архитектуры, элементы убранства, украшались такие детали, как щиты и латы воинов, крылья ангелов, птиц и драконов, а также всевозможные сияния. Этот вид пробелов очень красив. Он выполняется твореным золотом или золотится на ассист.

 Здесь изображены детали одежды младенца с иконы «Владимирская Богоматерь» (XII в.) и детали одежды Богородицы (XVII в.). Мы видим, что между ними в приеме нет значительной разницы. Можно отметить только, что в XVII веке штрихи выполнялись несколько тоньше, но по форме и общему расположению

Этот прием употреблялся с древнейших времен без существенных изменений. В нашей работе пробела инокопью могут занимать значительное место. Этот прием надо понять, изучить и не смешивать с другими видами пробелов. Он особенно декоративен и выразителен.

 

Пробела краской

Пробел краской наряду с пробелом золотой инокопью входит в число самых древних приемов иконописи, идущих от Византии. Назначение пробелов краской такое же, как и всех разновидностей пробелов — выявление условного объема изображений. Здесь представлены зарисовки с икон XV века, где этот прием по трактовке близок требованиям и характеру иконописного искусства.

На этих примерах ярко выражена традиционная основа пробелов краской, места их наложения и форма, а так же особенности их технического выполнения. Здесь ни одна черта пробела не нарушает форм человеческого тела, но выделяет и подчеркивает их. Пробела наложены очень четко, в три тона. Первый- легкий тон, который должен вливаться в общий тон одежды, второй — несколько светлее первого, а третий — почти белый — «оживка», которая заканчивает почти весь пробел одной линией и кавычками.

 

Изображение воинских лат в древнерусской живописи  XIV  века

В композициях многих икон имеются изображении воинов в доспехах. Латы, щиты (мечи) обычно изображались подробно и детально, богато украшались золотом, а порой — драгоценными камнями, жемчугом, выписанными тщательно яркими красками. Их формы и орнамент разнообразны, но сама манера изображения имеет свои давние традиции, которые развивались и обогащались со временем.

Здесь представлена зарисовка лат с иконы XIV века — один из наиболее ранних образцов доспехов воина. Форма этих лат красива, проста, монументальна. Украшения их так же просты и строги. Здесь в изобилии применена традиционная инокопь, которая по своему расположению создает впечатление объема лат и подчеркивает их форму.

Композиция в древнерусской живописи XV века

Древнерусские иконописцы не только совершенствовали свои технические приемы, но в такой же мере совершенствовали и композиции. Композиции древнерусской живописи, в основном, можно разделить на четыре основных вида:

Первый вид — ярусное построение. Второй — однофигурная композиция с житием. Третий — единая композиция повествовательного характера. Четвертый и наиболее распространенный вид — односюжетная, многофигурная композиция.

Здесь представлен рисунок с одной из лучших композиций  времен расцвета древнерусской живописи XV века. Это икона «Чудо о Флоре и Лавре», ее композиция выполнена по принципу ярусного построения.

Первый ярус — пасущийся табун коней; второй ярус — Флор, Лавр и их спутники охраняют этот табун; третий ярус — два прекрасных, изящных коня и четвертый — фигуры архангела Михаила, Флора и Лавра, как бы возглавляющие всю композицию.

Нам   важно   почувствовать  здесь    художественное   выражение   мысли,   принцип   построения композиции.  Мы здесь видим  кроткие, преклоненные фигуры Флора и Лавра, спокойного архангела, вручающего им коней. Флор и Лавр бережно охраняют табун коней  и  внизу — кони  со своим  потомством  спокойно пасутся  под надежной охраной  их покровителей. Эту гуманную мысль — дружбы человека с животным — художник XV века выразил просто и убедительно. Следуя своему художественному чутью, он создал прекрасное, декоративное произведение. В нем изображены красивые, мягкие, черные, белые и серые силуэты коней.

 

Следующий рисунок с композиции иконы «Рождество Христово» XV века, которая носит повествовательный характер. Это третий из основных видов старых иконописных композиций. В центре помещается главный сюжет, который несет основное ее содержание и определяет название. Все остальные сцены, окружающие центральную, дополняют основное содержание, подробно рассказывают о главном событии.

В центре композиции, в пещере, которая служила хлевом, изображены Богоматерь и только что родившийся Христос. Внизу справа — его омовение. Вверху слева ангелы извещают о рождении Христа. А в середине с левой стороны подходят волхвы поклониться новорожденному Христу и поднести ему дары.

Неведомый художник XV века умело построил эту композицию, хорошо разместил сюжеты разного времени, они выражены четко, понятно, убедительно. Рассказывают каждый о своем в отдельности, а все вместе взятое раскрывает событие в целом.

 

Композиция в древнерусской живописи XV  века

Композиция иконы «Благовещение» - одна из самых значительных во всей иконописи с древнейших времен.

Односюжетные композиции в иконописи создавались не только двухфигурными, как в этом образце, они бывали и более сложными, состоящими из нескольких фигур. Но все они показывают один сюжет и одно время.

Эта композиция весьма показательна и по четкости выражения содержании, и но монументальной декоративности, и по красоте форм всех отдельных частей композиции, и по технике рисунка. Здесь умело построена односюжетная композиция, декоративно оформлен четырехугольный предмет (икона), все элементы композиции соответствуют размеру предмета. Четко выражено и содержание легенды о Благовещении — внезапное явление архангела Марии, его стремление известить ее о предстоящем рождении сына. Подчеркнут испуг Марии. Все движение фигуры утверждает ее состояние. Красивы и торжественны оба — архангел и Мария, а окружающая их обстановка еще больше дополняет общую красоту всей композиции, которая выглядит торжественно-праздничной.

Все это выражено с большим художественным чувством мастером XV века, самыми строгими традиционными средствами, заимствованными от живописи предыдущих веков.