Апостол и евангелист Лука
 

 
Молитва перед началом иконописания

Господи Иисусе Христе, Боже наш, Сый неописан по естеству Божества, и ради спасения человека в после­дние дни от Девы Богородицы Марии неизреченно воплотивыйся, и благоволивый тако во плоти описуем быти, иже святый образ пречистаго лика Твоего на свя­том убрусе напечатлел еси, и оным недуг князя Авгаря уврачевал еси, душу же его просветил еси во еже познати истиннаго Бога нашего, Иже Святым Духом вразумил еси божественнаго апостола Твоего и евангелиста Луку написати образ Пречистая Матере Твоея, держащей Тебя, яко младенца, на объятиях Своих, и рекшей: "Благодать от Мене Рождшагося, Мене ради, да будет с сим образом": сам, Владыко, Боже всячес­ких, просвети и вразуми душу, сердце и ум раба твоего (имя рек), и руки его направи, во еже безгрешно и изрядно изображати жительство Твое, Пречистая Матере Твоея, и всех святых, во сла­ву Твою, ради украшения и благолепия святыя церкве Твоея, и во отпущение грехов всем, духовно покланяющимся святым иконам, и благоговейно лобызающим оныя, и почитание относящим к Пер­вообразу. Избави же его от всякаго диавольскаго наваждения, егда преуспевает в заповедех Твоих, молитвами Пречистая Ма­тере Твоея, святаго славнаго апостола и евангелиста Луки и всех святых. Аминь.

 
 


English Version
 

 

Житие Прп. Серафима Саровского

Дивное Дивеево

Основы православия

Тематические разделы

Дополнительные ссылки

Карта сайта

Гостевая книга

 

Церковь Прп. Серафима Саровского

 

Начало

Дорога к храму

Жизнь прихода

 


Седьмой урок:

На этой страничке мы поместили материал об иконных досках.

Для иконописания выбирали дерево, так как это доступный, дешевый, податливый для обработки материал. Это так, если смотреть только с сугубо утилитарной стороны. Но дерево имеет еще и глубокое символическое значение. Следует вспомнить о древе жизни, о древе познания добра и зла, которые были в Эдемском саду; о дереве гофер, из которого был построен ковчег праведного Ноя, о дереве ситтим, из которого был сделан Ковчег Завета, и, наконец, о дереве Креста, на котором Господь Иисус Христос принес искупительную жертву за весь род людской. Таким образом, можно сказать, что дерево – это символ падения и спасения человека. Далее мы представляем вашему вниманию некую историческую справку об изготовлении иконных досок. Этот материал из книги «Икона. Секреты ремесла», -  составители Кравченко А.С., Уткин А.П.,будет для вас интересным и полезным. A более детально с технологией подготовки иконной доски мы познакомим вас на следующих страничках.

ЭЛЕМЕНТЫ ИКОННОЙ ДОСКИ

Ковчег (ковчежец) – углубленная часть иконной доски.

Поле – выступающая над ковчегом часть иконной доски.

По ширине полей можно судить о времени написания иконы: поля икон XI-XII веков, как правило, широкие; начиная с XIII века поля стали делать более узкими, а в XIV веке появляются иконы без полей.

Лузга – скос между ковчегом и полем.

Шпонка – поперечный брусок, врезанный в оборотную сторону доски и служащий для предотвращения ее деформации.

Уже в XI-XII веках появляются иконы, высота которых достигает более двух метров. Основу для таких икон делали из нескольких досок, соединенных в щит при помощи врезных планочек укрепленных шпонками.

 

КАКОЕ ДЕРЕВО ПРИМЕНЯЛОСЬ ДЛЯ ЖИВОПИСИ

Оптимальным деревом для живописи является липа, но иногда используется ель, ольха и кипарис. Доски делаются всегда из выдержанного сухого дерева и хорошо склеиваются столярным клеем. Сучки из досок вырезаются, иначе они все время дают осушку, а от этого на грунте появляются трещины. В места вырезанных сучков столярным клеем вклеиваются вставки. Делается это всегда с лицевой стороны и не глубже, чем на половину толщины доски. Чтобы грунт на доске держался более прочно, лицевая ее сторона отстругивается цинубелем (зубчатым рубанком). Тыльная сторона доски тоже чисто остругивается, и в нее врезаются дубовые шпонки. Это предохраняет доску от коробления.

Для изготовления досок основы предпочитали мелкослойную древесину— липу, южный тополь, иву. Использовали также дуб, бук, кипарис, орех, иногда березу. Применение различной древесины для изготовления досок связано как с произрастанием тех или иных пород в различных климатических зонах, так и с местными традициями. Наиболее употребляемой породой при изготовлении досок в русской иконописи была липа, а в северных районах России довольно часто хвойные породы — сосна, ель, лиственница, кедр.

КАК ИЗГОТОВИТЬ ОСНОВУ ИЗ ДЕРЕВА

Доски под живопись изготовляли специалисты по обработке дерева — древоделы, редко сами художники.

Уже в XIXII веках в России появляются иконы, высота которых иногда достигает двух метров и более. Размеры их обусловли­вались величиной церковных помещений. Например, икона XIXII веков с изображением Петра и Павла, написанная для новгородского Софийского собора, имеет размер 236 х 147 см, «Благовещение» XII века для Георгиевского собора Юрьева монастыря в Новгороде — 229 х 144 см, «Георгий» из того же собора — 230 х 142 см. Для военных походов и путешествий с дипломатическими целями русские люди заказывали иконы малого и среднего разме­ров. Например, икона «Спас» начала XIII века, принадлежавшая ярославскому князю Васи­лию, имеет размер 44,5х37 см.

Доски вытесывались из плахи топором и обстругивались тес­лом. Продольную распиловку бревен на доски в России, вероятно, начали производить только с XVII века (к этому времени относятся сведения в письменных источниках). При археологических раскопках в Чернигове и Новгороде в культурном слое XI века найдены пилы типа современной ножовки. Эти пилы могли быть использованы только для поперечного опиливания досок.

Характер деформации досок, выпиленных из различных участков ствола

Следы инструмента при обработке доски являются надежным признаком в определении времени создания иконы. Различные инструменты, использованные при изготовлении доски, оставляют различные по характеру следы. От топора остаются зарубки, от скобеля — лункообразные борозды, от рубанка — плоские борозды. При позднейших поновлениях икон тыльную сторону их могли неоднократно выравнивать — перетесывать. Поэтому судить об их первоначальной обработке по тыльной стороне нужно с осторожностью. Зато на обнаженных частях лицевой стороны доски, где левкас бывает местами утрачен, можно видеть первичную обработку поверхности. На примере обработки лицевой стороны иконы XIXII веков с изображением Петра и Павла видно, что после вытесывания досок топором их протесывали вдоль волокон скобелем, а после соединения их в один щит лицевую сторону дополнительно протесывали в поперечном направлении, чтобы сгладить неровности по месту соединения досок.

 

Лицевая (слева) и тыльная (справа) стороны иконы:
1 – поле, 2 – лузга, 3 – ковчег, 4 – паволока, 5 – врезная левосторонняя шпонка.

На лицевой стороне доски делали углубление, которое называется ковчегом. Возвышающиеся над ковчегом края доски – это поле, а скос между полем и ковчегом – лузга.

Основу для иконы малого размера вырезали из одной доски; чтобы изготовить икону большого размера, соединяли несколько досок в один щит.

Для большей прочности между внутренними боковыми сторонами досок врезали небольшие, короткие планочки. Планочки различной конфигурации врезали в лицевую или тыльную сторону доски. Называли их в зависимости от формы — «карасиками», «сковородниками» или «ласточками». Врезанные в лицевую сторону доски «ласточки» изготовлялись с XVI века.

Доска с врезными шпонками и дополнительными шипами – «ласточками»

С тыльной стороны иконы или с торцевых ее сторон доски дополнительно скреплялись длинными рейками с различными поперечными сечениями — шпонками. В разное время приме­нялись различные как по своей конфигурации, так и по способам крепления шпонки. Для византийских и русских иконных досок XI и последующих двух веков характерно прикрепление шпонок на торцевых частях и тыльной стороне доски посредством деревянных шипов или кованых железных гвоздей. Такие шпонки называются накладными торцевыми и накладными с тыльной стороны.

С XIV века накладные шпонки постепенно вытесняются врезными, вставляемыми в специально прорезанные пазы с тыльной стороны иконы, что давало возможность ссыхающимся или набухающим доскам скользить вдоль шпонок и не лопаться. В XIVXV веках пазы чаще всего прорезали от одного края иконы до другого. Паз и шпонку обычно делали в сечении не прямыми, а клиновидно срезанными, что удерживало шпонку при усыхании. В XV веке пазы для шпонок стали делать короче ширины иконной доски на 5— 10см. Шпонки, слегка сужающиеся по длине, при этом начали вставлять навстречу — одна под другой, однако форма поперечного сечения шпонки оставалась по-прежнему трапецевидной, а сама довольно толстая шпонка высоко высту­пала над тыльной стороной доски. В XVI веке шпонки изго­товлялись уже более тонкими и менее выступавшими над плоскостью доски. В XVII веке их также делали плоскими, мало выступающими над тыльной поверхностью, но зато широкими, чтобы еще более усилить их сопротивляемость деформации (выгибу) доски. С самого конца XVII века появились шпонки, врезанные в торцы доски. Такие шпонки хорошо обеспечивают сопротивление деформации только досок малого и среднего размеров. В иконах большого размера их не применяли.

При осмотре тыльной стороны икон нередко приходится встречаться с покраской ее масляными красками. Это делалось в более позднее время с целью предохранения досок от коробления и поражения жучками-точильщиками. Тыльные стороны досок часто имеют специфический коричневатый или черноватый налет. Предполагают, что это следы специальных обработок досок олифой или чесночным соком (применение последнего для защиты от жучков-точильщиков описано в западно-европейских манускриптах XVII века).

Уже в древности было известно (энциклопедические записки римского ученого Плиния, I век), что доски из кипариса, пинии и некоторых других деревьев не поражаются жучками-точильщиками, так как их древесина пропитана кедровым, лавандовым маслами и другими отпугивающими веществами. Со второй половины XVII века в Оружейной палате Московского Кремля некоторые небольшие иконки писали на кипарисовых досках, а к липовым иконным доскам с тыльной стороны иногда приклеивали кипарисовые доски. С этого же времени вплоть до начала XX века изготовлялись иконы небольших размеров, написанные на привозных кипарисовых досках. Со второй половины XIX века в России появляются иконы на кипарисовых досках, вывезенные из монастырей Афона (Греция).

Судить о времени написания икон можно по особенностям ковчега и полей. Например, поля икон XIXII веков, как правило, широкие, а ковчег глубокий. С XIII века поля делали более узкими. Начиная с XIV века иконные доски иногда делали без ковчегов. С XIV по XVI век доски под иконы со средником, окруженным клеймами (сценами) жития, изготовляли с двойным ковчегом. Во внутреннем углублении размещали главное изображение иконы; на окружающей его более высокой плоскости писали сцены жития пли избранных святых, а на полях также иногда помещали избранных святых и посвященные им тексты. В XVI веке ковчег обычно был неглубоким, и лузга плавно переходила в углубление ковчега. В XVII веке переход между полем и лузгой вновь становится более резким. В XVIIIXX веках существовали все перечисленные виды обработки лицевой стороны доски. Их выбор зависел от вкусов заказчиков.

Поперечный разрез иконы:
1 – доска, 2 – проклейка, 3 – паволока, 4 – левкас, 5 – красочный слой, 6 –
защитный слой.

 

ПАВОЛОКА

Чтобы при растрескиваниях доски не разрывались левкас и красочный слой, на ее лицевую сторону наклеивали ткань, называемую паволокой. Обычно использовались остатки старых, но еще прочных тканей (ветошек). Однако употребляли и ткани совершенно новые, неширокие (ширина современных полотенец). На одну иконную доску иногда наклеивали паволоки из различных тканей.

В XVIXVII веках при исполнении большого количества икон для иконостасов художники-иконописцы получали от заказчиков новое льняное полотно.

Ремесленники-иконописцы XVIIIXIX веков, изготовлявшие дешевые иконы, вместо ткани часто наклеивали (только на края доски, у торцов) тряпичную бумагу, которая стоила дешевле, чем льняная ткань. Во второй половине XIX века использовали сравнительно дешевые ткани из хлопкового полотна наподобие ситца. Тогда же употреблялась ткань из пеньковых или льняных нитей — серпянка. В серпянке, или, как называли ее в быту, «рединке», нити расположены значительно реже, даже чем в современной марле. Эта ткань в основном предназначалась для обтягивания бревенчатых стен жилищ под оклейку их бумажными обоями, но так же использовалась в иконописи. С конца XIX века вообще все ткани для наклейки на иконную доску иконописцы стали называть серпянкой, отказавшись от старого слова «паволока».

В наиболее древних русских иконах, как правило, паволокой заклеивали всю поверхность доски. Такую паволоку принято называть сплошной в отличие от частичной, которая появилась, вероятно, в XIV веке. В этом случае ткань наклеивали на места, наиболее подверженные растрескиванию. При сильном короблении иконы в местах стыковки досок паволока, даже отрываясь от основы, предохраняла левкас и живопись от разрыва. Наличие паволоки на доске под левкасом можно обнаружить только в местах его утраты.

 

ХОЛСТЯНАЯ ОСНОВА

В старых изданиях и рукописях можно встретить непривычное название икон — «полотенца», или «праздники и святые на полотнах». Так именовались небольшие иконы (обычно двусторонние) на холсте, иногда окаймленные рамочками. В XX веке их стали называть таблетками.

С какого времени их стали изготовлять, не известно. Самые ранние из известных нам таблеток относятся к концу XV века. Предполагают, что еще раньше художники, отправляясь в дру­гие страны и города, возили с собой подобные портативные иконки в качестве образцов.

В русских церквах в дни праздников их помешали вместо обыч­ных икон на досках на аналоях (специальных высоких подставках). Размеры таблеток невелики — приблизительно 25 х 20см.

Основа их состоит обычно из двух склеенных между собой холстин; иногда между ними положен еще слой бумаги. Об изготовлении таких икон в XVII веке говорили «писать иконы на холстяных цках», то есть на холстяных досках. Склеенные полотна покрывали с обеих сторон слоем левкаса обычной толщины, как на досках. Так что основная толщина таблетки достигалась за счет двух слоев левкаса.

Благодаря равномерности строения ткани и ее сравнительно небольшой толщине по отношению к слою левкаса, такая основа не оказывает влияния на сохранность произведения, то есть не способна вызвать изменения или разрушения слоев левкаса и живописи. Но сами таблетки недостаточно прочны. Поэтому иногда их при изготовлении заключали в рамки из тонких реек.

 

ИКОННЫЙ ЛЕВКАС

Грунтом в древнерусском изобразительном искусстве является левкас. В монументальной живописи его называли «стенной левкас», основным компонентом которого была гашенная известь. В иконописи употребляли «иконный левкас», приготов­лявшийся из порошка мела или алебастра и мездрового, осетрового и подобных им клеев.

На протяжении всех веков грунт под яичную темперу делали белым, гладким и плотным, чтобы он просвечивал из-под слоя живописи и не втягивал связующее красок.