Апостол и евангелист Лука
 

 
Молитва перед началом иконописания

Господи Иисусе Христе, Боже наш, Сый неописан по естеству Божества, и ради спасения человека в после­дние дни от Девы Богородицы Марии неизреченно воплотивыйся, и благоволивый тако во плоти описуем быти, иже святый образ пречистаго лика Твоего на свя­том убрусе напечатлел еси, и оным недуг князя Авгаря уврачевал еси, душу же его просветил еси во еже познати истиннаго Бога нашего, Иже Святым Духом вразумил еси божественнаго апостола Твоего и евангелиста Луку написати образ Пречистая Матере Твоея, держащей Тебя, яко младенца, на объятиях Своих, и рекшей: "Благодать от Мене Рождшагося, Мене ради, да будет с сим образом": сам, Владыко, Боже всячес­ких, просвети и вразуми душу, сердце и ум раба твоего (имя рек), и руки его направи, во еже безгрешно и изрядно изображати жительство Твое, Пречистая Матере Твоея, и всех святых, во сла­ву Твою, ради украшения и благолепия святыя церкве Твоея, и во отпущение грехов всем, духовно покланяющимся святым иконам, и благоговейно лобызающим оныя, и почитание относящим к Пер­вообразу. Избави же его от всякаго диавольскаго наваждения, егда преуспевает в заповедех Твоих, молитвами Пречистая Ма­тере Твоея, святаго славнаго апостола и евангелиста Луки и всех святых. Аминь.

 
 


English Version
 

 

Житие Прп. Серафима Саровского

Дивное Дивеево

Основы православия

Тематические разделы

Дополнительные ссылки

Карта сайта

Гостевая книга

 

Церковь Прп. Серафима Саровского

 

Начало

Дорога к храму

Жизнь прихода

 


Второй урок:

Начинающему иконописцу предлагается работать только «по образцам». Поместный Стоглавый Собор Русской Церкви 43 гл, Стоглава) повелевает с «превеликим тщанием (старанием) писати образ Господа нашего Иисуса Христа, и Пречистыя Богоматери, и святых по образу, и по подобию, и по существу, и по лучшим образцам древних иконописцев; а от самосмышления бы и по своим догадкам Божества бы не описывали».  Священник Павел Флоренский отмечает, что «иконы должны писаться сообразно заверенным образам бытия духовного, «по образу, подобию и существу». Икона становится таковой, собственно, лишь тогда, когда Церковь признала соответствие изображенного образа изображаемому Первообразу, или, иначе говоря, наименовала образ. Икона со стороны своей композиции и исполнения должны удовлетворять предъявляемым к ней каноническим и иконографическим требованиям.

Древняя икона соприкасается с миром иным, не видимым, божественным. Правильно постигать его и давать ему правильную художественную форму может не всякий. Церковь восемь веков трудилась и в лице своих иконописцев вырабатывала художественную форму иконы. Иконописный канон установлен Церковью как условие выражения истины средствами изобразительного искусства. Теперь мы имеем в ней образ, приближенный, насколько возможно, к миру невещественному, с одной стороны, и к нашему, крайне ограниченному пониманию этого мира, с другой стороны. Поэтому в противоположность к мирскому художеству, совершенствоваться в котором можно только через изучение природы и натуры, иконописи нужно учиться только через копирование древних икон, в которых невидимое явлено в доступных для нас формах. Копируя икону, человек невольно соприкасается с тем миром, который в ней заключен. Постепенно он начинает узнавать истинность данного образа, постигает глубину его содержания, поражается четкостью форм, внутренней обоснованностью его деталей и поистине святой простотой художественного выражения. Но чтобы так понять икону нужно довольно длительное время. Образцами для начинающего иконописца должны стать древние иконы высокого художественного уровня. Тут нужно принять «на веру» все, что непонятно и малоприемлемо, и повторить то, что есть. Понимание приходит со временем, а «неправильности и искажения», которые невольно находит знаток светского искусства, нельзя исправлять. Здесь важно не внешнее, а внутреннее видение. В дальнейшем, когда своеобразие иконописного образа будет внутренне принято и в память внедрятся приемы художественного раскрытия образа иконы, может возникнуть соблазн сделать что-то по-своему. Если встать на этот путь, не имея к тому внутренних данных, то в иконный образ можно внести много нелепостей, тогда как в подлинной иконе нет случайного. Церковь приемлет творчество тогда, когда в нем сохранена общецерковная истина, а это возможно лишь в случае наличия у художника, обладающего техникой иконописи, дара духовного видения и творческого воплощения увиденного.

По словам протоиерея Алексия Остапова «вера, смирение, чистота были естественными качествами иконника. Постоянным молитвенным подвигом он умножал в себе эти качества, что приводило его к все большему просветлению и, наконец, к святости. Свой талант он считал не своим, а полученным от Бога туне (даром), и для Бога нужно было возделывать его, принести плод Господину и смиренно возвратить Подателю жизни, ничего не оставив себе (даже подписи на образе), чтобы не получить похвал, которые только вредны и отвлекают от прославления Единого и Вечного».

Не художник создает икону, а богослов. Художник лишь воплощает в красках труды богослова. По содержанию и характеру раскрытия образа иконописание непосредственно ориентировано на догматы православной веры. Иконописный канон устанавливается православной церковью, в соответствии с постановлениями V, VI и VII Вселенских соборов. Дальнейшее развитие иконописи не возможно без связи художественного качества иконы и соответствия его традиции, индивидуального мастерства художника и подлинности его свидетельства, глубинного осмысления образа и его соотнесенности с литургической жизнью Церкви. Для современного художника создание новой иконографии – деяние очень ответственное, для начинающего иконописца недопустимое. Учиться иконописанию надо начинать только по старым образцам, копируя их.

История развития иконописи охватывает почти два тысячелетия. Возникла во времена процветания Римской империи вместе с возникновением Христианства. Существуют предания, в соответствии с которыми первая икона (Богоматерь с младенцем Христом на руках) написана апостолом Лукой. Об изображении Спасителя Св. Иоанн Дамаскин (VII в.): «… царствовавший в Эдасском городе Авгарь послал живописца, чтобы он нарисовал похожий образ Господа, и когда живописец был не в состоянии по причине сиявшего блеска его лица, то Господь Сам, приложив кусок материи к Своему Божественному Лицу, напечатлел на куску материи Свой образ». Так возникла иконография Нерукотворного убруса. В Деяниях VII Вселенского собора (787гю) сказано: «Изобразительность неразлучна с евангельским повествованием и, наоборот, евангельское повествование с изобразительностью… Что слово сообщает через слух, то живопись показывает молча, через изображение». В России иконы появляются с принятием христианства. Первым выдающимся русским иконописцем на рубеже XI-XII вв. был преподобный Алипий, монах Печерского монастыря в Киеве. В истории развития иконописи на Руси много славных имен, одним из самых почитаемых стало имя Св. преподобного Андрея Рублева. Главная особенность русской иконы его времени (XIV-XV в.) – ее внутренняя духовность, светоносность: изображения источают свет изнутри.

Я бы вас ориентировал при выборе образца для копирования на иконопись  Византийского периода и русские иконы от Феофана Грека до Дионисия. Особенно хочу обратить внимание на то, что начинать учиться иконописанию не следует на основе современных икон. Даже хорошая современная икона является списком со старинной иконы и несет в себе  хоть и незначительные, но ошибки и искажения.

Это можно увидеть на примере: здесь изображены последовательно слева направо: фотография иконы «Чудо Георгия о змие» Онежская обл., середина 16 века; прорись этой иконы; современная икона.

   

В идеале переводы надо делать непосредственно со старинных образцов. Фотографии не могут передать всю духовную энергию иконы. Но, к сожалению, практически нет возможности работать непосредственно со старинными иконами. Приходится обращаться к репродукциям иконописных произведений. Тем не менее, иконописцу необходимо постоянно соприкасаться с миром иконописных подлинников в храмах и музеях.

Итак, образец вами выбран. Древние иконописцы делали его перевод непосредственно с иконы, т.е. снимали на бумагу с живописного изображения графический рисунок, контуры изображения на котором исполнялись черной краской, а пробел (высветления) и охрение (один тонко положенный слой краски охристого тона, а также совокупность слоев моделировки высветленных частей лица или обнаженных частей тела) – красно-коричневой. На бумаге рисунок получали посредством оттиска, для чего поверх иконы прорисовывали изображение в два тона – краской, разведенной легко размокающим связующим (патокой, сахаром и т.п.). Лист бумаги увлажняли и плотно притирали к прорисовке, получая в результате «обратное» (зеркальное) изображение.

Очень распространен в иконописных мастерских был такой способ перевода: карандашную кальку, снятую с прориси, кладут на два-три листка белой бумаги, под которую подкладывают мягкую ровную плоскость. По контуру рисунка делают частые мелкие проколы, затем кальку закрепля­ют на готовой доске и тампоном из вдвое сложенной марли с порошком черной краски пристукивают всю поверхность. Поро­шок просеивается через отверстия проколов, оставляя на левкасе (белом грунте для иконной живописи, состоящего из белого порошка мела или гипса коллагенового) пунктирный след рисунка. После этого тушью или черной краской при помощи кисти прорисовывают все линии, намечен­ные точками порошка. Такой способ называется переводом «на припорх».

Снять рисунок с иконы можно сразу на кальку (на просвет). Прозрачность кальки предварительно можно увеличить, про­маслив ее с обеих сторон олифой или растительным маслом и хорошо просушив, но при таком методе отдельные места останутся неясными. На промасленной кальке карандаш ложит­ся свободно, но, чтобы краска легла на такую кальку, ее нужно протереть или срезанной долькой чеснока, или слегка резинкой. Переводить рисунок с такой кальки можно через копировальную бумагу твердым карандашом, предварительно закрепив пра­вильно наложенную кальку кнопками по продольным обрезам доски во избежание перекосов.

Копировальную бумагу можно изготовить самостоятельно, ровно зачернив лист кальки мягким или угольным карандашом, или мягким сухим пигментом. Можно воспользоваться черной копировальной бумагой фаб­ричного производства, но ни в коем случае нельзя употреблять фиолетовую и синюю бумагу (ввиду способности химической краски расплываться при соприкосновении с водой). Переве­денный через копирку рисунок следует сверить с оригиналом, выправить сначала карандашом, убрать лишнюю черноту и ошибочные линии и прописать тушью. Ошибки и загрязнения нельзя убирать с левкаса резинкой, она размазывает карандаш; обычно то и другое снимают порошком растертой сухой пемзы при помощи пальца (иногда это удается сделать чернильной резинкой). Кальки переведенных икон следует хранить, как они хранились и в древнее время, из них впоследствии составится собрание переводов — очень ценный и необходимый в работе материал.

Все вышеперечисленные способы упрощают перевод. Самое простое сейчас для вас – это перевод рисунка с иконы (репродукции иконы) на кальку и его проработка на листе бумаги. Но лучшим для художника-иконописца, стремящегося почувствовать структуру иконы, это рисунок не под копирку, а от руки (прорись – термин русских иконописцев, определяется как исполненный на бумаге контурный рисунок в один (черный) или два цвета (черный и красно-коричневый)).

Хочу ориентировать вас именно на такую работу. Только тогда можно хотя бы в малой мере понять и прочувствовать икону, ощутить то, что при механическом копировании не будет доступно. Главное в работе над переводом с иконы, чтобы ваш рисунок был четким, не эскизным. Все детали должны быть проработаны очень серьезно. В результате должен получиться не набросок, а конкретный четкий рисунок, законченный, не требующий никаких исправлений, так как в дальнейшей работе над иконой исправлять уже переведенный на левкас рисунок будет трудно. Начинающим иконописцам я советую делать прориси фрагментов икон. Прежде всего необходимо хорошо изучить и освоить отдельные элементы старой русской живописи и техники их рисунка. Для тех, кто совершенно не представляет, каким образом можно скопировать изображение на бумаге, попробуйте сделать это с помощью масштабной сетки. Начинайте работать над фрагментами иконы. Здесь приводятся образцы прорисей.

Фрагмент. Горки:

Икона Божией Матери ЯХРОМСКАЯ:

Фрагмент. Палаты:

Икона Божией Матери ПЕЧЕРСКАЯ:

Сразу хочу предупредить, чтобы наши ученики не впадали в уныние, если что-то не будет получаться сразу. В некоторых случаях люди, имеющие художественное образование, даже труднее обучаются иконописи, так как им трудно отказаться от сложившихся стереотипов, сложнее перестраиваться. Так что уповайте на Господа и с молитвой приступайте к выбору образца и работе над прорисью. Помощи вам Божией!